[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · Вход · ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Elfik, sweet_hell, pyca 
Форум » Творческий форум » Собственные произведения » Ад без границ (Bad girls go to hell)
Ад без границ
LeylaДата: Понедельник, 01 Октябрь 12, 14:46 | Сообщение # 1
Desired
Сообщений: 15
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline


Границы рая и ада подвижны,
но всегда проходят через нас.
Ежи Лец


Жанр: солянка из трагедии, фантастики и мифов
Предупреждение: большинство героев - результат переработки древнегреческой мифологии, поэтому имена и характеры персонажей (всех, кроме главной героини) являются плодами моей фантазии лишь отчасти.

 
LeylaДата: Понедельник, 01 Октябрь 12, 14:47 | Сообщение # 2
Desired
Сообщений: 15
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 1

Боль пропитывает все. Липкой, тягучей массой разливается повсеместно, заполняя даже самые крошечные трещинки разума. Страх неведом. Боль же вероломна. Она удушающая. Боль пахнет раскаленным свинцом, покрывшимися скользкой плесенью бутонами орхидей и извечным светом домашнего очага.

Мысли скользки. Они витают вокруг, организовавшись в жужжащий рой, не проникая в голову. Пустые, гнилые, чужеродные. Она импульсивно поднимает руку и отмахивается от них.

Эмоции внутри. Но не в сердце. Не в душе. Не в голове. Скорее в желудке или печени. Где-то, откуда их проще выдавить, выбить, выпотрошить. Незнакомые и дешевые. Ядовитые. Разъедающие.

Инстинкты. То, что на поверхности, за штурвалом. Отдают приказ за приказом, размахивая саблей, развевая свой флаг. Пьяные, потерявшие устойчивость и опору из-за огромной дозы дезоморфина. Первородные.

Вины нет. Ведь они никогда не давали обещаний. Ни себе, ни друг другу, ни кому бы то ни было еще. Не клялись оставить такую жизнь. Не просили прощения. Не приходили на исповедь. Казалось, они давно прогнили изнутри. Их органы еще тлеют в слабом свете заплеванной, отосланной к черту надежды. Но для них исцеление уже утопично.

Наслаждение. Переродившийся мутант. Единственная цель их существования. Удовлетворение, упоение, утешение. Короткие моменты неги, нирваны. А после снова ломка, эта убийственная боль, запах собственной разлагающейся плоти. И ветка перегнивающих орхидей вместо бутона бархатно-алой благоухающей розы.

«Сдохни, - умоляет внутренний голос. – Умоляю, умри…»

Но ее тело больше не ее. Она отдана на волю случая, собственные рассуждения ей не принадлежат. Их источником является нечто инородное. Крайняя степень помешательства. Чужой разум отделен от такого же пришлого тела. А она где-то посередине. Ищет себя. Не сопротивляется, но и не поддается.

Встречайте Агнес Хейл. Вся ее жизнь – сплошная изостазия.

Прямо сейчас она лежит, бездыханная, с распростертыми конечностями и обугленным лицом, давно потерявшим хоть какое-то выражение, посреди федеральной трассы и молит о смерти. Она целиком и полностью принадлежит Судьбе, даже не веря в ее существование.

Голос над ней звучит непредвиденно. Агнес не разбирает слов, но присутствие кого-то более живого, чем она сама, убаюкивает подсознание, убивает контрольным выстрелом бдительность.

Теперь девушка чувствует прикосновение. Этот, кто бы то ни был, пытается привести ее в сознание. Ха. Как будто что-то физическое в данный момент имеет смысл. Агнес послала бы всех к чертям, но не может пошевелить губами, руками, хоть чем-то. Должно быть, больше половины ее тела похоже сейчас на догорающие угли. Откуда-то снаружи в центры восприятия несуществующей реальности все еще пробивается запах горелого бензина.

- Только посмотри, что вы натворили! – интонация удивляет. Говорящий будто восхищается увиденным. – Какая прелесть!

Агнес раздражает этот мерзкий хохот. А ведь это раздражение, пожалуй, единственная эмоция за последний месяц.
Внезапно все прекращается. Ощущение полета стремительно, но эфемерно. Итогом является приземление. Удивительно безболезненное.

- Какого черта!? – вопрошают губы без повеления на то хозяйки.

Боль растворилась. Она медленно стекла в бездну прозябания, оставив влажный след бесцельности и необитаемости.

Глаза, когда-то красочно сияющие полупрозрачным смарагдовым блеском, ныне же блеклые, едва различимые за серой завесой пропитывающего сетчатку никотинового и опиумного яда, медленно раскрылись. Перед ее взором возникло единственное, что пугало Агнес своей неизведанностью, - тускнеющее в лавандовых сумерках небо.
Слабость покинула тело. За ней ушли усталость и истощение. Девушка не чувствовала себя полной сил, но вдруг оказалась вполне способной к существованию.

Хейл медленно привстала, опасаясь оглядываться по сторонам. Проще всего оказалось списать все на неимоверной силы приход, чудодейственный эффект сильного опиата.

- Нет, ты только взгляни! – все тот же сипловатый голос теперь был над ней.

Его обладатель попеременно то смотрел сверху вниз на нее, то на развернувшийся вокруг антураж. Плотный мужчина средних лет с очень неестественными темными глазами. Агнес изучала его широкую ладонь, протянутую ей, дабы помочь подняться с асфальта. Наблюдатель же словно не замечал ее замешательства, продолжая по-свойски с ней разговаривать.

- Люди удивительны! – лепетал он, словно восхищающийся ребенок. - Непостижимы!

Девушка и его попыталась свергнуть на воспаленный после наркотика мозг, но рука на ощупь оказалась слишком осязаемой даже для самой реалистичной фантасмагории. Агнес с помощью своего кратковременного наставника наконец оказалась в вертикальном положении. И у нее не оставалось другого выхода, кроме как проследить за взглядом своего властителя. Ничего.

Абсолютно. Никаких. Эмоций.

Все внутри нее словно погибло. Нематериальное улетучилось вслед за всем физическим. Агнес ощущала лишь пустоту. Она вполне ожидала увидеть подобную картину.

Груды мятого железа, ошметки кресел из салона, мириады разбросанных по асфальту микроскопических осколков стекла, и два бездыханных тела.

Знакомая, которая, должно быть, умерла еще до столкновения от передозировки. Ее тело находилось в неестественном положении, походящем на кляксу скомканного и расплющенного горячего пластилина. Ее смерть казалось такой естественной, такой пустяковой. Агнес не могла даже припомнить ее имени.

И… Дерек. С пробитой рулем от резкого торможения грудной клеткой и десятком застрявших в коже крупных осколков. Безобразный в объятиях Смерти, потерявший свой привычный облик, с почти явным выражением страха на едва различимом лице. Он не вызвал у нее никаких эмоций, кроме отвращения. Жалкий, малозначащий горемыка.

Агнес наконец оторвалась от окружающих декораций и прямо взглянула на незнакомца.

- Как мне удалось выжить? – хриплым, прокуренным голосом спросила она. Не то чтобы действительно было интересно, но девушка чувствовала, что должна как-то поддержать беседу.

- Кто сказал тебе такую глупость? – человек все так же радостно улыбнулся, обнажив приторно белые и безукоризненно ровные зубы.

Девушка непонимающе на него посмотрела, и он нехотя кивнул куда-то ниже ее груди. Агнес медленно последовала за его взглядом, едва не ахнув от ошеломления.

Чуть правее сердца, прямо из отверстия между ребер, образуя огромную дыру с запекшейся кровью по краям, торчал огромный обрезок железа, проходящий практически насквозь.

- Добро пожаловать в Клуб! – блаженно пропел мужчина.
 
LeylaДата: Понедельник, 01 Октябрь 12, 14:48 | Сообщение # 3
Desired
Сообщений: 15
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 2

Небо. Необъятный гигант. Космогонический мутант цвета индиго. Оно заставляет трепетать, отчаянно падать ниц и молить о спасении. Эта колыбель человечества непомерна. Небо повсюду. Агнес сжала виски обеими руками. Она видела, как сапфировый великан опускается все ниже и ниже к дымящейся почве, как давит на нее всем своим естеством. Ее начинало мутить. Неужели она снова под кайфом?

Для мертвой она чувствовала себя слишком… живой. Дурная игра слов.

Девушка упала на колени, зарываясь пальцами в кипящую черную землю. Эта субстанция разъедала ее кожу, оставляя ожоги, но Агнес не могла почувствовать боль.

- Что за черт!? – ругательство по привычке слетело с языка.
- Ах да, совсем забыл вас познакомить. - Уже знакомый ей мужчина оказался не единственным наблюдавшим за ней. И он, видимо, счел ее брань за вопрос. – Это Гектор.

Агнес отшатнулась. Тут что, есть кто-то кроме нее? Девчонка попыталась осмотреться. Святые угодники, что с ее глазами? Все предательски расплывалось. Она не могла видеть ни бездонной синевы стремительно опускающегося неба, ни обгорающих почти до костей своих утопающих в ядовитой почве рук. Чьи-то холодные пальцы сжали ее шею, требовательно заставляя подняться. По незнакомому запаху дыма и сочной мяты Агнес поняла, что перед ней был не тот мужчина, которого она видела раньше.

- Что с ней? – голос грубый, густой и тягучий.
- Это ее Лимб*, - все так же радостно сообщил уже узнаваемый голос сумасшедшего мужчины с шоссе. – Делай с ней, что пожелаешь.

Девушка смутно услышала удаляющиеся глухие шаги, начиная задыхаться от крепкой хватки жесткой ладони, все еще удерживающей ее на весу. Этот Гектор крепко стиснул ее голову в руках, заставляя смотреть вверх. И Агнес снова оказалась в плену надвигающейся ультрамариновой плоскости. Земля казалась такой крохотной по сравнению с холодным темно-аквамариновым монстром. Небо казалось таким овеществленным. Словно ему осталось опуститься всего на пару метров, чтобы полностью раздавить ее, распечатав по угольно-черной земле.

Умирающее сознание, наравне с необъяснимым опьянением, начинала парализовать паника. В каждом уголке ее умирающего мозга теперь пульсировал страх.

- Отпусти! – крик вышел сиплым.
- Я мог бы до бесконечности причинять тебе физическую боль, но ты, судя по всему, любишь все, что связано с насилием, да? – Гектор грубо говорил ей прямо в ухо. – Поэтому я вынужден импровизировать.
- Нет! – Агнес начала вырываться.
- Смотри внимательно.

Мужчина развернул ее, крепко сжав руки и удерживая ее голову в таком положении. Ему оставалось разве что держать ее веки открытыми. Но глаза Агнес все равно никак не закрывались.

Тело поработила мелкая дрожь. Вот оно ближе с каждой секундой. На нем гаснут, быстро мерцая, все до единой звезды. Теперь это просто черная с едва различимым синим оттенком масса, обволакивающая пространство, землю, горизонт без единого возвышения. Агнес часто дышит, ее конечности сотрясаются в странных конвульсиях. Она практически вся подчинена страху. Еще немного, и она готова будет сдаться.

Внезапно свет меркнет, тело обмякает, и разум погружается в беспросветную бездну.

А в бездне этой, словно в накативших снах, она видит удивительной красоты глаза. Не разрывающие душу воспоминания, не кровоточащие картинки из прошлого, а угольно-прекрасные, пронзительные темные глаза. Их очертания, мучительно медленно проявляющиеся сепией в кромешной темноте, порождают трепет в далеких, поросших паутиной глубинах чувств. Агнес некомфортно в этой мгле, но она не может позволить себе отпустить незнакомый взгляд.

Тем не менее, он ускользает от нее. Его заменяют болезненные образы давно ушедших из жизни людей. Родной дом, словно на фотографии, но моментально сгорающий прямо на ее глазах. Аккуратное женское лицо, обрамленное прекрасными светлыми локонами, утопающее в золе. Небольшая чугунная чаша с плещущимся расплавленным металлом. Ядовитые ожоги на коже. Все это смешивается в один мелькающий видеоряд, больно стуча по подсознанию. Она видит единственное, что все еще терзает ее – воспоминания дешевле всех ее грехов. Но они здесь, прямо сейчас причиняют ей боль. Какая к черту разница, когда она очнется, раз она все равно мертва. Но сколько еще пыток ее ждет?

- Не беспокойся, я еще даже не начинал, - Гектор был прямо над ее лицом.

Оказывается, она была в сознании уже довольно давно. Неужели и последний вопрос озвучила вслух?

- Кто ты вообще такой? – собственный голос уже звучал лучше. Сознание прояснялось.
- Твой палач. – Он произнес это, словно самую очевидную вещь в мире.

Агнес захохотала. Потом остановилась, тяжело вздохнув и покрутив головой. Она осмотрелась и снова рассмеялась.

- Какой-то невъебенно долгий приход. Хочу, чтобы ты исчез. – Она закрыла глаза, в ожидании результата. Но Гектор никуда не делся.

Кроме того, все эти декорации, на которые Агнес не обращала внимания… Все осталось на своих местах. Она лежала на какой-то старой и до безобразия жесткой кушетке в полутемном помещении с каменными стенами. Мужчина стоял рядом, нависая ледяной глыбой над лицом. Агнес только сейчас могла его разглядеть. Темно-каштановые глаза, матовые, без единого блика выражали неизменное безразличие. Густые брови, такого же кофейного оттенка как корни волос, сурово нахмурены. Он весь словно излучал холод. Даже руки у него были ледяными.

- Вы люди действительно глупы настолько, что не в состоянии даже осознать, что мертвы? – Гектор чуть отошел от нее, разглядывая.

Его руки скользнули во внутренний карман кожаной куртки, доставая элегантный портсигар. Уже через мгновение он выдохнул дым настолько изящно, что Агнес едва не подавилась слюной. Ей бы сейчас хоть затяжку...

- Разве дьявол может курить? – Она все старалась вдохнуть как можно больше дыма, медленно заполняющего помещение прозрачной светло-серой дымкой.

- А разве я похож на дьявола, детка?

Агнес передернуло оттого, как он обратился к ней. Настолько неестественно это звучало, так ядовито это было выплюнуто.

- У того-то наверняка есть чувство юмора, - ехидство – защитный механизм. Всегда работал безотказно.

Агнес попыталась подняться. Но первое же ее движение отдалось дикой болью в груди. Настолько сильно было это ощущение, что она даже взвизгнула. Гектор продолжал наблюдать за ней, но сейчас в его глазах вырисовался едва заметный интерес.

Раньше Агнес никогда не испытывала физической боли во время наркотического опьянения. Но теперешняя каузальгия была слишком сильной даже для трезвого состояния. Она попыталась прикоснуться к месту, предположительному источнику боли. Ее пальцы, одернутые ею же после едва ощутимого касания к коже, были влажными от ярко-ализариновой жидкости. Кровь. Девушка ахнула.

- Как такое вообще возможно? – теперь изумленным выглядел Гектор.

Парень выбросил недокуренную сигарету, наклонившись так низко, что Агнес буквально ударил в нос яркий запах табака и все той же мяты. Он приподнял ее изношенную майку, открывая место ранения. Кровь сильно сочилась, уже успев почти полностью пропитать грязную ткань ее кофты. Студеные пальцы провели по коже, причиняя адскую боль, впитав в себя капли карминовой жидкости. И Агнес заметила, как изменились его глаза. Как апатичный взгляд сменил вожделенный взор увлажненных темно-ферраллитных очей, стоило лишь его нюху учуять запах свежей плоти.

В этот момент тяжелая дверь отворилась, и в помещении появился уже знакомый ей представительный мужчина, сверкнув слишком яркими для такой темноты белоснежными зубами.

- Гектор, даже не вздумай, - размеренно и неожиданно сурово произнес человек.

Мучитель молниеносно заглянул ей в глаза и быстро отпрянул, повинуясь приказу. Его глаза вновь потемнели, но в них все еще можно было различить оттенки красного.

- Удивительно живучая мадемуазель, - пропел белозубый, приближаясь.

Агнес попыталась отползти к стене, но тело парализовала боль. Этот второй, так же как Гектор, попытался проверить ее кровь на вкус, но отреагировал гораздо сдержаннее, выразив лишь вежливое и вполне уместное удивление.

- Что ж, передайте на кухню, что сегодня с нами ужинает гость, - мужчина расплылся в довольном оскале.

__________________
* Отсылка к Данте, у которого Лимбом назывался первый круг Ада.
 
LeylaДата: Воскресенье, 21 Октябрь 12, 22:09 | Сообщение # 4
Desired
Сообщений: 15
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 3

Агнес попыталась сфокусировать взгляд. Этот ядовитый туман никак не отпускал ее тело. Разум, словно внутри какого-то кокона, воспринимал лишь ту информацию, которую сам порождал. Глаза резало от серой темноты.

- Привыкнешь еще, - рядом с ней был Гектор. Агнес узнала его по презрительной интонации. – Здесь пробуждение всегда болезненно.

Девушка потерла глаза, будто заставляя их видеть лучше. От холодных звуков голоса ее надзирателя голова становилась трезвей. Агнес, едва лишь овладев равновесием, ощупала себя. Никаких следов покинувшей ее тело боли. Ни ран, ни даже шрамов. Только чувство такое, будто ее разбудили слишком рано после бурной ночи. Словно в гости постучалось похмелье.

- Что за… - Хейл потерянно оглянулась.

Они сидели в длинном узком помещении, похожем на коридор недорогого мотеля в какой-нибудь чертовой провинции. Скамья под ними была омерзительно скрипучая. А энергосберегающие лампочки мерцали от нехватки электроэнергии. Агнес с интересом вздохнула. Воздух стянулся в ее ноздри, просочился сквозь все рецепторы, заполнил легкие. Эта газообразная субстанция ни на градус не отличалась от температуры ее тела. И не имела абсолютно никакого запаха. Агнес внезапно захотелось вырваться наружу, подышать ночным воздухом. Ведь сейчас стояла ночь, да?

Ерунда, будто говорят, что чистый воздух не имеет запаха. Он крайне специфичен даже в самом стерильном помещении. Например, чем больше в окружающей среде кислорода, тем ярче проявляется свежий с древесными нотками запах жизни. Углекислый газ пахнет мегаполисами, многомиллионными каменными джунглями с тысячами бездушных созданий, бороздящих их сомнительные просторы. А азот несет запах больниц и шиномонтажных мастерских. Но вещество, которое прямо сейчас отшлифовывало дыхательные пути Агнес, имело крайне неспецифическое свойство – от него смердело смертью.

По телу пробежал холод. Как она здесь оказалась? Как давно? Откуда взялся этот сумасшедший с мертвенно-бледной кожей? Гектор внимательно за ней наблюдал, лицо его по шкале эмоциональности занимало позицию где-то между кирпичной и бетонной стеной.

- Слушай, друг. – Голосовые связки резанула решительность, с которой Хейл начала этот разговор. Начала как бы издалека. – Не знаю, что уж там толкнул мне этот дрыщавый дружок Дерека, но от этого дерьма мне хорошенько вставило. Я, кажется, последние сутки была под кайфом. – Агнес удивленно присвистнула. – Короче, просто помоги мне найти моего парня. Хотя нет. Давай ты просто скажешь мне, где подобрал меня, покажешь дорогу обратно, и мы замнем эту тему? Ты ведь один из социальных работников, да? Тех клоунов, которые постоянно предлагают лечение и уверяют, что безвыходных ситуаций не бывает?

Девушка уставилась на него в ожидании ответа. Гектор продолжал молча на нее смотреть. Из-за отсутствия бликов в его матовых глазах и полного слияния зрачков с радужкой складывалось впечатление, что он видит гораздо больше обычного человека. Словно парень умудрялся смотреть ей в оба глаза одновременно, при этом еще и отчетливо следя за жестикуляцией.

- Значит, ты не государственный служащий? – спустя минуту Агнес продолжила. – Тогда, может, раздобудем немного кайфа и разбежимся?

Ее начинало мутить от пристального взгляда этого чудика. Он сам уже начинал хорошенько ее раздражать. И вопрос в который раз остался без ответа.

Хейл терпеть не могла таких типов. Так что она уже встала, намереваясь пройти до видневшейся в дали коридора двери, но тяжелый голос Гектора заставил ее застыть.

- Ты не найдешь здесь ничего подобного. – Пауза была выдержана по всем правилам театральности. Он чертовски прямо взглянул ей в лицо и продолжил: - Но совсем скоро у тебя начнется такая ломка, что ты будешь плоть с себя сдирать, уж поверь. А я могу помочь.
- Со сдиранием плоти? – Агнес ухмыльнулась. – Я и не сомневалась. Спасибо.
- Тебе нравится боль. Мне нравится кровь. Все честно. – На бледных губах парня впервые появилась слабо различимая ухмылка.

Девушку передернуло от одного представления подобного развития событий. Гектор даже не дрогнул. Он знал, что Агнес рано или поздно придет к нему сама. А ждать подходящего момента он умел, как никто другой. За неисчислимое количество столетий, проведенных им в этой трясине, терпение стало его лучшим другом. В конце концов, не такая уж эта девчонка и особенная. Всего лишь единственная смертная в Аду.
 
LeylaДата: Понедельник, 14 Январь 13, 20:17 | Сообщение # 5
Desired
Сообщений: 15
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 4

Столько яблок Агнес не приходилось еще видеть ни разу. Двор был темно-серый, ее самый значительный антагонист затянут многопудовыми тучами. Ей удалось различить блеклую каменную изгородь по периметру. Но все, что девушка в действительности могла видеть, были яблоки.

Изуродованные плоды валялись повсюду. Некоторые истлевали и разлагались прямо на ее глазах. Другие слабо содрогались от копошившихся внутри нежной сочной плоти огромных червей. Испорченных фруктов было на земле так много, что Агнес приходилось ступать прямо по ним.

Она оглянулась. Ни ворот, ни тропы. Снова нелепый фантомный пейзаж. Как ей удалось тут оказаться?

- Агнес...

Голос сначала просто обжог ее слух.

- Агнес.

Звуки ворвались в ее голову молчаливой, удушающей волной. Девушка поняла, что ее зовут по имени, далеко не с первого раза.

Ей вновь пришлось обернуться, превозмогая головокружение и тошноту. Из земли мертвецки торчала всего одна обгоревшая яблоня, роняя последних своих детей, которые сгнивали, не успев коснуться земли. А рядом с ней, опираясь о шаткий ствол, сидел мужчина. Его пальцы сжимали маленький перочинный нож. В руках незнакомца лезвие с хирургической точностью отрезало от плодов крошечные неповрежденные кусочки.

Агнес застыла. Ее взор приковывало слишком много вещей одновременно. Говорят, будто красота субъективна. Агнес же считала истинную красоту абсолютной. Волшебной. Она виделась ей пороком, самым страшным из всех существовавших. Так что девушке пришлось пропустить пару вдохов, чтобы понять реальность этого видения.

- Ты виделась мне другой в этом мире, - мужчина продолжал избегать визуального контакта. Длинные ресницы на его опущенных глазах почти касались щетинистых скул.
- Мы разве знакомы? – в противовес своим словам Агнес сделала два с четвертью шага вперед.
- Но ты такая вызывающе живая, Агнес, - лезвие погрузило крошечный кусочек яблока ему в рот, скользнув по аппетитно-влажным губам.
- Кто ты? – голос проскрипел.
- Садовник. Разве не видишь? – он просиял такой улыбкой, что у Агнес свело в животе.

Смертоносно. Мужчина всего лишь посмотрел ей в глаза, но ощущения были такие, словно он пропустил через нее тысячу вольт. Огненно-черный, леденяще-живой взгляд. Только сейчас, ощутив на себе всю ядовитую пронзительность его взора, она поняла, где видела его раньше. Ее сны.

- Я так долго ждал тебя, Агнес, - незнакомец вновь и вновь произносил ее имя, каждый раз наслаждаясь новым звучанием. – И, видится мне, не я один.

Он еще раз подарил ей оглушительно-яркий взгляд и со слабой ухмылкой указал за спину Агнес. Девушка с большой неохотой попыталась перевести внимание с прекрасного мужчины на нечто позади нее, но тут же провалилась в пелену тусклых воспоминаний.

* * *

- Она всегда так? – еще один незнакомый голос.
- Да.
- Интересно... – женщина говорила мягко, ленно, очень певуче.

В нос ударил резкий запах мяты. Другой мяты. Не той с примесью табака, которой веяло от Гектора. Этот запах был дерзкий, удушающий. Агнес зажмурилась еще сильней, единственным ее желанием был глоток свежего воздуха.

- Ее раны были очень глубокими. Я сама их лечила. Как она выжила? – манера ее разговора внушала Агнес доверие.

Она из последних сил заставила себя открыть глаза. И как только перед ней вырисовалась действительность, силы прилили к телу. Девушка вновь находилась в длинном коридоре, но уже отличном от предыдущего. Над ней стоял Гектор, а чуть позади него молодая женщина.

Первая попытка осмотреть незнакомку ослепила Агнес, настолько та была необычна. Возможно, если бы позже Хейл захотела восстановить в памяти черты ее лица, у нее бы не получилось. За тонкой, почти прозрачной кожей трудно было уловить хоть какие-то признаки жизни. Взору предоставлялись лишь до невозможности яркие зеленые глаза и алые пухлые губы. Угольные волосы создавали необычайный контраст, но внешность ее по-прежнему казалась Агнес какой-то абстрактной. Словно ничего кроме пропитанного запахом мяты воздуха в ней не было.

Хейл поймала себя на том, что изучает ее слишком долго, но не торопилась отводить глаз.

- Тебе пора, - вмешался Гектор. – Все уже ждут.
- Куда?
- Оглянись.

И Агнес будто очутилась в совершенно другом измерении. Она по воле какого-то неподдающегося ее описанию чудо-эффекта оказалась в вертикальном положении посреди темной комнаты, центр которой возглавлял богатый обеденный стол. Пустовали все стулья, кроме одного. Во главе сидел все тот же мужчина с поддельной улыбкой. Он раскинул ладонями:

- Ну же! Чувствуй себя как дома.

Как только она попыталась сделать шаг, вестибулярный аппарат начал сдавать. Это происходило оттого, что все утопало в темноте. Словно в комнате не было ни стен, ни потолка, ни пола, ничего, кроме освещенного свечами и заставленного блюдами стола. Когда она наконец опустилась на стул, Гектор и уже знакомая ей женщина сидели на своих местах.

- Ах, где же мои манеры! – чудик с зубами театрально стукнул себя по лбу. – Я ведь так и не представил тебя никому. С Гектором вы уже знакомы, полагаю. Его спутница – Мента, моя дочь. Меня же ты можешь называть просто Джонни. – Его корявые губы изогнулись в слащавой улыбке.

Агнес кивнула, усвоив информацию, в которой не нуждалась.

- Ладно, Джонни, - она постаралась вложить как можно больше отвращения в это имя. – Это все очень мило. Но может мне уже кто-нибудь объяснить, как я здесь оказалась, и проводить до выхода!?

С лица Джонни моментально исчезла улыбка, Гектор как всегда излучал равнодушие, и только Мента звонко рассмеялась.

- Все гораздо забавнее, чем ты описывал, - сквозь смех она обратилась к Джонни.

Агнес давно уже растеряла терпение, но теперешняя ситуация добивала ее окончательно. Она уже собралась встать и направиться к выходу, где бы он ни был, когда ее внимание привлекло содержимое блюд. Посуда трескалась от обилия угощений.

Еда.

Агнес ела в последний раз, должно быть... очень давно.

- Давай отложим все объяснения, пока ты не опробуешь наших угощений, - Джон заметил ее голодный взгляд.

Она еще раз осмотрела накрытый стол с яствами, названий которых она даже не знала. Но гордыня все же взяла верх.

- К черту! – Хейл демонстративно встала, едва не опрокинув тяжелый стул. – Спасибо за гостеприимство и все дела, но я предпочту удалиться без лишних церемоний. Выход найду сама.

Мгновенье все наблюдали за тем, как она направляется в неопределенную сторону. Но за кромешной темнотой не следовало ничего.

Гектор первым поднялся из-за стола, всем своим видом выказывая недовольство.

- Хочешь найти выход? Я покажу.

Он сделал всего шаг навстречу ей, и темнота растворилась. Стол остался на своем месте, за ним по-прежнему сидели Мента и Джон. Но вместо мрака им открылся потрясающий и в то же время пугающий пейзаж.

Они все словно переместились к каменному берегу огромного, темного, бескрайнего озера. Вода окружала их. Лишь вдалеке виднелся крутой скалистый обрыв и мрачный маленький город где-то высоко на скале. Агнес уже устала удивляться увиденному. Пожалуй, ее отравленный наркотическими галлюцинациями мозг все еще списывал происходящее на долговременную нирвану.

Небо вновь висело слишком низко, сдавливая ее виски. Хейл оглянулась снова. Они с Гектором стояли у самой воды, чуть дальше от стола. И в этот раз все казалось стабильнее. Ничего не меркло и не растворялось. Не считая всех фокусов с перемещениями, пейзаж был вполне реалистичный.

- Вот, - Гектор указал рукой на воду, - твой единственный выход. Ты на острове, если тебе так проще будет понять.
- И в чем проблема? Я ведь как-то попала сюда?
- Проблема в том, милая Агнес, - Джон подошел к ним, - что когда ты попала сюда, ты была мертва. И как бы твой шаблонный мозг не отказывался это принимать, ты все еще не жива, иначе бы здесь не находилась.

Девушка попыталась перемотать эту фразу в своей голове, все еще ничего не понимая.

- Где «здесь»?

Мужчины неоднозначно переглянулись. Никто из них теперь не выказывал доброжелательности.

- Ты прямо у врат Ада.


Сообщение отредактировал Leyla - Понедельник, 14 Январь 13, 20:18
 
Форум » Творческий форум » Собственные произведения » Ад без границ (Bad girls go to hell)
Страница 1 из 11
Поиск:

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
интернет-магазин книг
Copyright darkromance.ucoz.ru © 2017 | Design by Resistance_to_Ignorance, kuzka
Все материалы представлены лишь для ознакомительного просмотра. Скачав какой-либо материал с сайта вы обязуетесь удалить его после ознакомления
Бесплатный хостинг uCoz