Главная » Файлы » Хроники Ника » Шеррилин Кеньон "Инферно"

Глава 20. Часть 3
[ ] 13 Март 15, 11:11
* * * 
Ник изо всех сил пытался попасть в комнату, где видел родителей. 
Ничего не получалось. Он снова воспроизводил эту картину в голове, но с каждой секундой терял надежду. 
«Я не могу, я бесполезен. Я не могу спасти собственную мать». 
Коди встала на цыпочки и зашептала ему на ухо: 
– Я верю в тебя. Ник, – она покрепче сжала его руку. 
В этот момент, в его голове вспыхнул яркий белый свет и исчез. И тогда он почувствовал покалывание в животе, он поднялся в воздух и понесся к небу. 
В одну секунду они были в гостиной, в следующую… 
Они были в конце Улицы Канал. Шутите? 
«Как я мог так напортачить?» 
Нахмурившись, Ник оглядел нейтральную территорию, где центр для конференций Булевард пересекался с Международным торговым центром на Канал. 
Что еще хуже? Эта уродливая, страшная статуя клоуна с Марди Грас, которая была частью фильмов ужасов и его плохих детских воспоминаний, уставилась на него, дразня за некомпетентность. Он всегда ненавидел ее сумасшедшую улыбку, как у Джокера из Бетмена. В дневное время она просто раздражала. В ночное, с приглушенным светом… 
«Привет маленький мальчик с крошечными друзьями», – его воображение наделило статую демоническим фальцетом. – «Не хочешь поиграть с моей демонической головой на палочке? Не бойся, она только хочет откусить от тебя немножко. А я лишь хочу твою душу…» 
Ага, какой псих решил, что он отлично украшал местность, если девяносто процентов населения разделяла его клоунофобию? 
– Зачем мы здесь? – спросил Ник друзей, а сам следил глазами за шутом, на случай, если тот двинется или сделает что-то жуткое, как обычно поступают клоуны. 
Калеб тихо выругался. 
– Мне следовало подумать об этом месте. 
Ник запутался. 
– Почему? Паромы в такое время уже не ходят и остановка Риверволкс закрыта уже давно. 
– Нет, не из-за этого, – Коди отпустила его руку и посмотрела на часы. – Ты думаешь, мы все еще можем войти? – спросила она Калеба, пожавшего плечами. 
Ник был очень раздражен. 
– Куда? К неприятностям? Все сразу? Или между? 
На его последнее высказывание они обменялись удивленными взглядами. 
– Ты близок, – сказал Калеб с дьявольской усмешкой. 
Да клоун точно овладел им… 
– Le monde au delà du voile, – сказала Коди. 
Ник нахмурился. 
– Мир за завесой? 
Она кивнула. 
– Как думаешь, почему это место называют нейтральной зоной? 
– Потому что креолы в Квотер, – он указал на левую сторону улицы Канал, – И американцы в Аптаун, – он указал на правую, – Терпеть друг друга не могли. Поэтому они позволили сорнякам и другому растущему дерьму разделять эти районы города. Позже они стали встречаться здесь для совершения сделок и для продажи вещей. Так как они были в режиме холодной войны, то начали называть середину, где встречались, нейтральной зоной. 
– Ага… Продолжай верить в ложь, которой пичкают людей, – Калеб похлопал Ника по плечу. 
– Ты когда-нибудь думал о площади Испании за этим местом? 
Он на наркоте для демонов? 
– Хм, нет. Вовсе нет. Разве что это было клевое место, чтобы намочить ноги, когда я был ребенком. 
Коди присоединилась к безумию Калеба. 
– Разве не замечал, что если посмотреть сверху, фонтан и все, что его окружает, пугающе похоже на круги Шибальба*? Как раз в том месте, где они ближе к реке? 
– Нет. Но во многом дело в том, что я не знаю кто и что такое Шибальба. 
– Преисподняя Майя, – объяснила Коди. – Слово само по себе означает «место страха». И по всему миру это проходы из одного мира в другой. Проходы, которые мы можем использовать для доступа в альтернативные миры. 
Ник посмотрел вверх на зловещую статую. 
– Ну, это тогда объясняет почему Мистер Страшный Клоун здесь, так? 
Уголок губ Калеба приподнялся вверх, и он издал злобный смешок. 
– Это будет чертовски весело. 
– Малфас! – рявкнула Коди. – Не смей! 
Пятясь, Калеб широко развел руки и засмеялся. 
– Я должен. Не могу сопротивляться. Он тянет меня, Коди… Не могу остановиться, – Калеб притворно застонал. 
Коди зарычала на Калеба, затем взяла Ника за руку и потащила его следом. Ник хотел тащиться как можно медленней, но не мог, если хотел спасти свою мать. 
Калеб побежал, затем запрыгнул прямо на пьедестал клоуна. Ник ахнул, ведь нужно было прыгнуть двадцать футов вверх. Кроме того, Калебу надо было балансировать на месте размером 2х4 фута. 
– Забудь о позиции квотербека. Тебе нужно стать раннигбеком. 
Игнорируя его, Калеб потянулся к маленькой шутовской голове на палке, которую Ник называл Мистер Младший Уродец. 
Ник скривил губы. 
– Не трогай это. Схватишь бешенство, чесотку или парвовирус. 
С еще одним злобным смешком Калеб прикоснулся к голове. 
– Убери палец с моего носа, даеве! 
Выругавшись, Ник отпрыгнул на несколько футов назад, когда статуя ожила. 
– Я знал! Вот черт! Я знал, что это штука миньон ада! 
Шут разинул рот от удивления и повернул голову к Калебу. 
– Пожалуйста, скажи мне, что он не один из нас. 
– Жаль разочаровывать тебя, Сэл. 
Шут изобразил страдание на лице. 
– Как низко пали демоны, если такого считают членом нашей семьи. Печальный, печальный день, – вздохнув, он покачал головой. Затем посмотрел на Калеба. – Я так понимаю, ты хочешь войти? 
Калеб укусил свой палец, затем позволил нескольким каплям упасть на маленькую голову клоуна. Шут постучал по его сердцу своей маленькой головой, затем поднял ее вверх. Когда он сделал это, знак Риверволк справа замигал так быстро, что Ник решил, что ему это привиделось. 
– Спасибо, Сэл, – Калеб спрыгнул и приземлился рядом с Ником. – Готов? 
– К кошмарам? Конечно. У меня точно они теперь будут, Калеб, спасибо большое. 
Калеб фыркнул. 
– Ну ты и дитя. 
Ну точно. 
– Я единственный, кому не нравятся клоуны? 
Коди сочувствующе потрепала его по плечу. Калеб его проигнорировал. Когда они прошли мимо гигантской статуи лошади Лафайета за Торговым центром, Лафайет приподнял свою треуголку, а лошадь взвилась на дыбы. 
– Малфас, – поприветствовал он. 
Калеб кивнул. 
– Гилберт. Рад тебя видеть. 
– Et toi, mon ami. Bon soir. (И мне, друг мой. До встречи) 
– À bientôt. (До скорого) 
С отпавшей челюстью, Ник, моргая, уставился на Калеба. 
– Я думаю, что знаю, чем ты занимаешься, когда не со мной. Сколько времени ты тут проводишь? – определенно много. 
Калеб послал ему невинный взгляд. 
– Не знаю, о чем ты. 
Конечно не знал… 
Больше не говоря не слова, Калеб повел их к знаку-арке Риверволк, под которой Ник проходил сотни раз за свою жизнь. Обычно она вела к площади Испании, с огромным, украшенным орнаментом фонтаном справа и баром, где можно поесть устриц. 
Сегодня, казалось, воздух дрожал вокруг них. И когда они шли под аркой, вспышка света на долю секунды ослепила Ника. Когда он снова смог видеть, над площадью появился купол. Вместо ночной тьмы, странный зеленый свет освещал все как днем. А вода в фонтане казалась кровью. 
– Что это за место? – прошептал он Коди. 
– Думай о нем, как о парке развлечений и накопительной станции. Это место, где демоны, желающие попасть в мир людей, ждут, пока не найдут способа попасть туда. Или куда демоны нашего мира могут прийти и смешаться с толпой нелюдей в относительно спокойной обстановке, – она указала на ряд магазинов и зданий, из которых лилась странная музыка. – Здесь есть даже бордель для демонов и бар. 
Отлично… 
– А еще здесь Адские охотники держат своих пленников, пока не найдут кому их передать, – Калеб замедлил шаг, когда они приблизились к мужчине с короткими каштановыми волосами и зеленовато-карими глазами. На нем были коричневые нарукавники с золотой вышивкой, которая засветилась при приближении Калеба. 
– Говоря о боли, – пробормотал Калеб Нику и Коди. Затем заговорил громче с мужчиной перед ним. – Тристан. 
Тристан опасно сузил глаза, глядя на Коди и Ника. 
– Кто твои друзья, Малфас? 
– Не твои цели. 
– Ага, – добавил Ник. – Мы не дройды, которых ты ищешь. 
Коди была поражена ужасом. 
– Не насмехайся над Адским охотником, Ник. У большинства отсутствует чувство юмора. 
Калеб без предупреждения свернул направо, и пошел к стеклянным дверям, которые вели к длинному прямому коридору. 
– Так, Ник, ты на месте. Выходи на след своих родителей. 
– Прости, что? 
– Это Зал Камер. Если ты видел их в одной из сдерживающих камер, то она вероятнее всего здесь. 
Ник замедлил шаг. 
– Что это? Это как камеры смертников для демонов? 
– Нет, скорее как приемник. 
Чушь какая-то. 
– А почему мои родители должны быть здесь? 
Калеб поднял руки вверх и пожал плечами. 
– Это ты нас сюда привел. 
Правда. Он все еще не предоставлял, кто забрал его родителей, не говоря уж почему. Вздохнув для смелости, Ник призвал свои силы и воспользовался ими, чтобы попытаться нащупать знак в эфире. Его уши потеплели, когда он наконец их обнаружил. Они и правда были тут. Слава богу. Он довольно улыбнулся друзьям. 
– Нашел. 
Коди взяла его за руку, а Калеб за плечо. Ник телепортировал их в комнату… как раз напротив его отца. 
Как только они появились, демоны в стенах замерли от шока, как и родители Ника. Калеб сжал его плечо так сильно, что оставил на нем синяк. 
– Хм… Ник, – он медленно и раздраженно произнес каждое слово. – Ты забыл сказать нам крошечную важную деталь. 
Его хватка усилилась, и он быстро прорычал: 
– Факт о том, что твои родители окружены тонкими стенами, которые сдерживают существ, желающих съесть нас! 
Будто услышав каждое слово, демоны перешли в атаку. 
– Малыш? – его мать подбежала к нему и крепко обняла. – Ты в порядке? 
– Да, а ты? 
Она скользнула взглядом по отцу, затем кивнула. 
Ник медленно повернулся к Адариану. Впервые с того времени, как он был ребенком, он стоял рядом с отцом. Тогда отец выглядел, как гигант, и жутко пугал его. 
Сейчас они смотрели друг другу в глаза. И хотя отец все еще был тяжелее и мускулистее, он больше не пугал Ника. 
И Адариан знал это. 
Но одна вещь все же раздражала Ника – то, как он был похож на отца. Они отличались лишь цветом глаз. Он не представлял, как его мать могла смотреть на него и не ругать и не бить. Он был ходячим ежедневным напоминанием того, что его отец сделал с ней, когда она была моложе его, но никогда за его шестнадцать лет жизни, она не намекнула Нику на это. 
В этот момент, вся ее любовь и ее сердечность так ударили по нему, что он едва мог дышать. Однажды, он, тот, кто разрушил ее жизнь своим рождением, станет причиной ее смерти. 
Не удивительно, что Амброуз стал Малчаем. Ник наконец это понял. 
– Ты полнейший идиот, – прорычал его отец. – Мне следовало уничтожить тебя, когда ты родился. 
Мать повернулась, чтобы защитить его, но он не позволил. 
– Все хорошо, мам, – он вышел вперед, чтобы закрыть ее от отца. – Я больше не ребенок и не боюсь его. 
Мать прикоснулась к его плечу. 
– Я не понимаю, что здесь происходит, Ники… где мы? Почему я не могу уйти? 
Коди обняла мать за плечи и увела ее назад. 
– Все хорошо, Миссис Готье. Это просто дурной сон. Вот и все. 
Ник кивнул ей, благодарный за поддержку и силу. Когда он повернулся к отцу, то поймал его беззащитное выражение лица, когда Адариан смотрел, чтобы Коди не навредила его матери. Этот бесполезный ублюдок по-настоящему любил его мать… 
Но любовь в его взгляде сменилась ненавистью, когда он встретился взглядом с Ником. Ага, между ними все еще была война. Взгляд говорил об этом. 
– Ты представляешь, что ты наделал? – рявкнул на него Адариан. – Теперь у них мы оба и отсюда не выбраться. 
– Это не совсем правда. 
Ник и отец оба повернулись к Коди. 
– Во мне нет крови демонов. Я могу открыть дверь. Но проблема в том, что твоя мать человек. Она самый лакомый шоколад для всех существ вокруг этого места. Когда мы выйдем, они все придут за ней. 
– И у Коди, – встрял Калеб, – Нет пароля к этой комнате. И когда она откроет дверь, прозвучит тревога, и это никак не остановить. Придут гасители сил и мы не сможем телепортироваться. Наши силы ослабнут. Единственный способ попасть в человеческую реальность – добраться до арки и пройти сквозь нее. 
Его отец набросился на него. 
– Ты такой тупой. 
Ник было собрался ответить, но остановил себя. Не время и не место терять терпение. Нет, пока его мама и Коди в опасности. 
Он посмотрел на этого донора спермы. 
– Мы будем драться. Однажды один из нас убьет другого. Так предначертано. Но сегодня нам нужно сражаться за нечто поважнее, – он многозначительно посмотрел на мать и повернулся к Адариану. – Теперь можешь быть уродом, как обычно. Или, наконец стать мужчиной, который нужен моей матери. 
– Ты не знаешь, с кем связался, мальчик, – отец ткнул пальцем в его в плечо. 
Ник схватил его и отпихнул отца. 
– Я связался с реально старым, жалким, умирающим Малачаем, и каждую секунду, которую я провожу с тобой, ты слабеешь. К сожалению, пусть у меня и есть все силы, но только ты умеешь их контролировать. Мы нужны друг другу, чтобы выбраться отсюда. Итак, мы собираемся драться друг с другом, и позволить всем умереть, или ты наконец научишься командной игре? 
Выражение лица отца сказало, что тот готов к смертельной схватке. Ник приготовился к битве. 
Его отец так резко вдохнул, что это прозвучало, как грозный рык. И тогда он стал выше ростом – двадцать футов. Его кожа сменила нормальный загар на смесь золотого и черного, закручивающихся в красивые узоры. Его глаза были ярко золотого цвета. Адариан открыл рот, демонстрируя клыки. 
Совершенно не впечатленный, Ник холодно посмотрел на него. 
– Пытаешься напугать меня? Не работает. 
Калеб рассмеялся.
Категория: Шеррилин Кеньон "Инферно" | Добавил: Elfik
Просмотров: 193 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Шеррилин Кеньон "Бесконечность" [33]
Хроники Ника - 1
Шеррилин Кеньон "Бесславный" [34]
Хроники Ника - 3
Шеррилин Кеньон "Непобедимый" [0]
Хроники Ника - 2
Шеррилин Кеньон "Инферно" [40]
Хроники Ника - 4
Шеррилин Кеньон "Иллюзия" [0]
Хроники Ника - 5
Шеррилин Кеньон "Инстинкт" [0]
Хроники Ника - 6
Шеррилин Кеньон "Предвидение" [0]
Хроники Ника - 7
Определите "полезность" нашего сайта:
Всего ответов: 1939
On-line: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
интернет-магазин книг
Copyright darkromance.ucoz.ru © 2017 | Design by Resistance_to_Ignorance, kuzka
Все материалы представлены лишь для ознакомительного просмотра. Скачав какой-либо материал с сайта вы обязуетесь удалить его после ознакомления
Бесплатный хостинг uCoz