[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS · Вход · ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Elfik, sweet_hell, pyca 
Форум » Творческий форум » Собственные произведения » Под покровом ночи
Под покровом ночи
CrazZzy_BukaДата: Пятница, 24 Август 12, 22:10 | Сообщение # 1
Young Dreamer
Сообщений: 768
Награды: 38
Репутация: 18
Статус: Offline

Автор: Кристина Авдеева.
Статус: Завершено.
Аннотация: Оказаться в эпицентре смертельно опасной игры, поддавшись порыву любопытства – это так по-женски. А если ты, к тому же, демон – избежать соблазна просто нереально.


Не было в мире сильнее Самсона,
мудрее Соломона,
правдивее Давида,
но всех троих совратила женщина.

Kebra Nagast.
Книга о Славе Царей.


Глава 1.

Бойтесь женщин, любовь обещающих.
Неизвестный автор.



-Балтазар, ты заигрался. Ты вынуждаешь меня положить конец бесчинствам, - мужчина смотрел пристально и жестко. От горящей в руке сигареты мерно струился дым.
-Хм, - пожилой джентльмен улыбнулся. – Ты не сможешь сломить защиту.
-Он уже давно не охраняет тебя.
-Все равно. Пока есть бумага, ты ничего не сможешь сделать.
Джентльмен внимательно наблюдал за лицом молодого мужчины, пытаясь поймать его на тени неуверенности и страха и победить в игре в гляделки, но сам предательски отвел взгляд, услышав звонкий женский голос.
-Балти! - прозвучало отдаленно из соседней комнаты.
-Я больше не буду предупреждать, - мужчина медленно затянулся и затушил сигарету о стеклянный стол, небрежно бросил окурок под ноги Балтзару и ушел. Едва за ним закрылась дверь, с противоположной стороны отворилась другая. На всех парусах в кабинет ворвалась девушка, разгоряченная, сверкая колкими зелеными глазами. Одним только присутствием она взбудоражила прежде статичное помещение, воздух тихонько затрещал от напряжения. На ходу сбросив кожаную куртку, она остановилась у огромного зеркала, вмонтированного в стену, и, запустив руки в копну коротких дьявольски-красных волос, перевела взгляд на отражение старика.
-Чертовы юнцы! Классика их не привлекает. Подавай экзотику, - девушка высунула язык, играя пирсингом.
-На мой взгляд, мило, - Балтазар нарочно наступил на окурок, медленно продвигаясь к огромному окну. Солидный пожилой мужчина, в дорогом фирменном черном костюме, атлетически сложенный. Коротко подстриженные черные волосы, легкая седина на висках, светло-серые, почти прозрачные глаза, резкие мужественные черты лица. Хотя для своего почтенного возраста он выглядел довольно молодо, однако никогда не прилагал к этому никаких усилий.
-Балти, ты всегда говоришь так, - девушка повернулась к джентльмену, но тот продолжал наблюдать за происходящим в ночи на улице. Двадцать пятый этаж давал возможность смотреть на остальные дома свысока. Высотки, густая сеть дорог, заполоненная толпящимися в пробках машинами, вечно бегающие пешеходы, редкие вкрапления зеленых пятен. Из окна здания крупнейшего в городе благотворительного фонда все казалось каким-то ущербным, жалким. И Балтазар наслаждался этим чувством. Здесь он как нигде больше ощущал свое могущество и почти безграничную власть.
-А что еще должен говорить отец? – отстраненно спросил мужчина.
-Ха-ха! Балти! – кабинет наполнился звонким смехом. - Ну, ты скажешь.
-Названая дочь звучит лучше?
-Одинаково глупо, - девушка заметила на полу окурок. - С каких пор ты куришь?
-Это не я.
-Ах. Так это твоя новая секретарша? – широко улыбаясь, подтрунивала дочь Балтазара. - Или лучше секретуточка. Ха-ха!
-Александрия, знай границы.
-Балти, не будь скрягой. Ты все равно меняешь их почти так же часто, как я. Научила на свою голову.
-Это в твоей природе.
-Кстати о природе, мне жарко! – девушка всплеснула руками, но отец не обернулся.
-Сейчас сюда зайдут директора. Представляешь себе их лица?
-Сгораю от желания увидеть их вновь! – Александрия скинула леопардовые туфли на шпильках и легким движением стянула с себя обтягивающее платье, оставшись лишь в черном кружевном белье. – И еще этот факел.
Девушка взглянула в зеркало, откинула на спину ставшие черными длинные локоны и довольно улыбнулась. Высокая, стройная и хрупкая – она была прекрасна и обворожительна. Сильно выпирающие ключицы придавали беззащитность, на плоском животике слегка выступали мышцы пресса, изящные длинные руки скользили по округлым бедрам, а ступни будто лежали на невидимых каблуках. Лицо тоже было на редкость обворожительно и красиво: из-под изгиба тонких бровей смотрели прожигающие насквозь глаза, маленький аккуратный носик зачастую гордо вздымался, а пухлые розовые губки без устали дарили мужчинам воздушные поцелуи.
-Так-то лучше.
-Мило, - ответил джентльмен, и краем глаза не посмотрев на девушку.
-Ладно, Балти. Я пойду отдохну.
-Александрия, не буянь сегодня. Всего один вечер.
-Как скажешь, папочка, - девушка грациозно на носочках подошла к старику, притянула его лицо кончиками пальцев и быстро поцеловала губы. Потом она оставила Балтазара и уже у двери, не оборачиваясь, бросила на стеклянный стол бюстгальтер.
-Сегодня напьюсь у Сержика, - заявила Александрия, выходя за дверь.
Старик проводил девушку скованной улыбкой, левый уголок губ слегка атрофировался, превращая милую эмоцию в гримасу злобного клоуна.
-Ах, Алесандрия.
Девушка быстро пробежала по коридорам компании, к удивлению, не спровоцировав культурный шок у работников, которые уже давно привыкли к подобным выходкам. Да и ни один здравомыслящий человек ни за что не стал бы делать замечания дочери хозяина фонда. Лишнее слово – увольнение. Если не хуже. Поэтому работникам приходилось равнодушно смотреть на голую девушку, без всякого стеснения прогуливающуюся по зданию.
Александрия остановилась у большого секретарского стола, рядом с мужчиной, что-то втолковывающим подчиненной.
-Здарова, Ленька.
-Халат, Экс, - мужчина не взглянул на Александрию, продолжая разговор с секретаршей, потупившей взор. Экс недовольно закатила глаза, перегнулась через стол, отодвинула верхний ящик и вытащила белый шелковый халатик, заготовленный на случай визита. Лишь только она завязала пояс, Алексей забыл о секретаре и посмотрел на Александрию, проведя рукой по подбородку.
-Будто ты ни разу не видел меня голой, - с улыбкой напомнила она.
-Пощади работников. Не всем по силам дьявольская красота.
Алексей, бросив острый как лезвие взгляд на секретаршу, от которого у девушке ком встал в горле, проводил Экс в кабинет. Перед огромным окном-панорамой массивной глыбой расположился деревянный рабочий стол с большим кожаным креслом начальника, на котором в искусственно-созданном беспорядке лежала пара бумаг, паркер и служебные записки недельной давности. Чуть правее от зоны, носившей наименование «работа», начиналась часть комнаты, куда хозяин кабинета наведывался куда чаще, - зона «релакса»: солидный диван и журнальный столик, заваленный чтивом для бизнесменов, а следом святая святых - бар.
Мужчина улегся на кожаный диван, наблюдая за девушкой, которая, продефилировав на цыпочках по ворсистому белоснежному ковру, легко запрыгнула на барную стойку, достала бутылку виски, бокал и вазочку со льдом.
-Ты будешь?
-Не, - отмахнулся Леня.
Экс пожала плечами и с размаху всадила нож в кусок льда, нечаянно пробив вазочку.
-Ну что ты творишь? – мужчина с полуулыбкой смотрел на происходящее.
-Купишь новую, - девушка бросила пару кусочков в бокал и до краев заполнила его виски.
-Когда я что-то покупал? – парень засмеялся. Короткие торчащие светлые волосы, серо-голубые глаза, мягкие черты лица - вылитый Бред Питт в молодости, он вальяжно разлегся на диване, будто позировал художнику. Для атмосферности он бросил на пол пиджак, хвалящийся дорогим лейблом, и расстегнул три верхние пуговицы белоснежной рубашки, обнажив мышцы груди.
-Тогда как обычно украдешь, - предложила Экс, глоток за глотком быстро уничтожая алкоголь. - Женщин то много.
-Пока есть дамы, мне есть на что жить. Да славятся женщины и их жажда мужчин, - Леня, воодушевленный своим тостом, захотел выпить и пожалел об отказе от бокала доброго виски.
-Альфонсишко, - Экс улыбнулась и заполнила свой.
-Сегодня в клуб?
-Балти попросил не буянить. Это все из-за Павла?
Алексей пожал плечами.
- Убийство финансового директора – вещь серьезная, - добавил он.
-А прокуратура до сих пор молчит?
-Баранам свойственно молчать.
-Леня! – Экс еле сдержала смех. - Не обижай их. Я как раз сегодня попробовала одного.
-И как? – встав с дивана, поинтересовался парень.
-Вкусный. Но не наелась. Юнцами не насытишься, - Александрии надоело доливать виски в стакан, и она отпила из горла. В это время Алексей подошел к девушке и уверенно притянул к себе, держась за ее бедра.
-Могу помочь утолить голод.
Экс улыбнулась и легко щелкнула пальчиком по носу парня.
-Леня, Леня. Если бы все было так просто, - держа в руке бокал, она кончиком пальца водила по мужской груди. - Сегодня пойду к Сержику.
-Да, у этого доходяги нет отбоя от мужиков, - Леня наклонился к девушке, утонув в густых волосах, и поцеловал Экс в шею.
Но Александрия легко выбралась из объятий парня, спрыгнула с барной стойки и грациозной поступью пошла к двери.
-Купи виски. А то последнюю бутылку выпил.

***

Сумеречный перекресток мерцал огнями фонарей и светофоров. Но ночь не до конца вступила в свои права, так что по тротуарам еще бродили горожане. Любители покутить горланили второсортные песенки, звеня пустеющими бутылками, и змейкой плелись по дороге, нервируя водителей. На остановке влюбленная парочка не могла расстаться, все целуясь и целуясь, пропуская уже не первый автобус, из которых то и дело вываливались усталые работники с кислыми минами, спешащие домой. Торговый центр выплевывал порции ночных покупателей, захлопывая за их спинами прозрачные двери.
В темноте, не желая попадать в свет фонаря, на бетонной плите рядом с канализационным люком сидели двое парней. Один из них, Петр, ел попкорн, ловко забрасывая белые хлопья в рот, а другой, Михаил, наблюдал за летающим по дороге целлофановым пакетом.
-И вот он, преисполненный решимости, сиганул с крыши.
-Хм. Хоть быстро.
-Нет. Упал, да живой. Так по нему легковушка проехала передними колесами, а задними остановилась.
Михаил усмехнулся, почесывая щетину, то ли рассказу, то ли тому, что пакет тоже сшибла машина.
-И зачем ты в кино ходишь? В реальности то большего насмотрелся. Даже этот летяга. Он хоть потом издохнул?
-Да, - парень посмотрел на опустевшую коробку, встряхнул ее, и вдохнул аромат появившейся новой партии. – Еще под передними дух испустил. А что у тебя?
-Все как всегда. Думаю, я откажусь...
-О, время, - парень посмотрел на часы Ролекс и выкинул упаковку попкорна.
-Эта? – Михаил указал на девушку, разодетую молоденькую фифу, несущую три бумажных пакета из бутика. Бодро перебирая ножками на высоченных шпильках, она направлялась к пешеходному переходу и увлеченно болтала по телефону, не замечая ничего вокруг.
-Ага.
-Что ж, рад был повидаться, брат.
-Бывай. И передавай привет, если встретишь наших.
Парни обменялись рукопожатиями и направились в противоположные стороны. В тот же миг, раздался дикий визг тормозящих шин, глухой стук и сигналы машин. Девушка, прежде болтавшая по телефону, лежала в неестественной позе на асфальте посреди проезжей части, рядом стоял помятый автомобиль, из которого, преодолевая шок, медленно вышла водительница.
Михаил не обернулся. Проигнорировав случившееся, он бодро шел навстречу своему очередному заданию. Пешеходы избегали идти рядом с ним, иные переходили на другую сторону дороги, испуганные не внешним видом, а повинуясь внутреннему чутью. Михаил был равнодушен к этим пустякам. Обычно тем, к кому он обещал придти, было бесполезно бежать. Место встречи изменить нельзя. От ему подобных скрыться невозможно.
Михаил шел по темному двору среди девятиэтажных панельных домов. Лампы в фонарях перегорели, лишь одна билась в конвульсиях, роняя на дорогу дребезжащий свет. Большинство людей уже давно спали. Даже бездомные бродяги нашли себе укрытия в подъездах. Мужчина спустился в темный подвал в торце дома, осторожно пробираясь между труб по склизкому полу. В углу, склонившись над чьим-то изуродованным телом, стоял маленький скрюченный человек, окровавленное лицо искривилось в страшной гримасе при виде Михаила.
-Не надо! Мне же просто нужна еда! – человек плакал, облизывая окровавленные пальцы.
-Я предупреждал.
Михаил направил на человека пистолет и без колебаний спустил курок. В полете пуля разделилась на две части, одна за другой пронзивших жертву. Тело с гулким грохотом упало рядом с собственной жертвой.
Михаил выбрался на улицу, зажег сигарету, затянулся, потом взглянул на тлеющую бумагу и усмехнулся.

***

Время давно перешагнуло полуночную границу. Город разогнал трусливых жителей, заточив их в каменных коробках, остались лишь самые сильные и отчаянные. Улицы светились миллиардами искусственных огней, затмевая фальшивым светом луну. Александрия любила смотреть на нее, видела в ней что-то родное. Гордая и вечно одинокая, девушка, как и блестящая красавица, жила лишь ночью. Это время свободы, освобождения от оков, время притворства и игры, время пороков и разврата.
Экс прошла мимо ярких завлекающих вывесок кафе, остановив свой выбор на темном душном баре «Пекло», куда часто заглядывала скучными ночами. Небогатая, но уютная обстановка не была для нее ключевым пунктом при выборе. Десяток столиков вдоль окон никогда не заполнялся полностью, немного лучше дело обстояло с барной стойкой, где всегда толпился народ. «Пекло» был местом обитания избранных, люди, пришедшие сюда однажды, либо становятся его завсегдатаями, либо больше не возвращаются.
В тот день бар был особенно оживлен. За стойкой с довольной улыбкой на рябом лице стоял Сержик, неизменный владелец «Пекла», протиравший белым хлопковым полотенцем бокалы. Из-за рыжей курчавой шевелюры и солидной бороды, Экс особенно нравилось смаковать его имя. Брутал Сержик. Звучало мило.
-Сегодня ажиотаж, - Экс приземлилась на стул напротив бармена.
-Желающих познакомиться с белочкой всегда достаточно, - хриплым голосом ответил Сержик. - Как обычно?
Экс кивнула.
-А как насчет поживиться? Подходящих не приметил? – девушка осматривала посетителей через узкое длинное зеркало, висящее над стойкой с бокалами.
-Есть парочка, - Сержик налил ей два стакана виски. – Вон тот весь вечер хлыщет Хеннесси.
Бармен указал на мужчину, сидящего на краю стойки, мерно попивающего дорогой коньяк.
-Хм, - прищурилась девушка. - Еще?
-А тот - поклонник текилы, - Сержик кивнул на парня, уже сильно нализавшегося созданием мексиканцев.
-Текила или коньяк? Коньяк или текила? – Александрия вертела в руках уже опустевший бокал из-под виски, не сводя глаз с бармена. – Я возьму Хеннесси.
-Комната твоя, Экс, - Сержик забрал бокал и протянул девушке хилый ключ на железном колечке.
-Ах ты, черт бесхвостый! Дай поцелую.
-Ну уж нет, - Сержик засмеялся, обнажив желтые зубы, а Александрия, послав ему воздушный поцелуй, уверенно направилась к краю стойки.
Мужчина был полностью погружен в размышления, упрямо сверля взглядом коньяк, но выпивка не желала отвечать. Экс медленно дефилировала, ведя кончиками пальцев по столешнице, остановилась за спиной мужчины, положив руки ему на плечи, и тихо прошептала на ухо:
-Идем.
Мужчина встрепенулся как струна, посмотрел на девушку, и сам отдал поводок ей в руки. Александрия просто молча шла вперед, но ему слышался зов, ее трепетный манящий голос. Как мотылек на огонь, мужчина тащился за девушкой, не осознавая, что стал очередной жертвой коварной искусительницы. Экс дождалась, пока он зашел в маленькую комнатку-кладовую, и закрыла дверь на защелку. Не прошло и секунды, а мужчина прижал Александрию к стене, страстно впившись в ее губы. Девушка ни капли не сопротивлялась подобному напору. Напротив, это и было ее целью. Целуя, с каждой секундой она обретала силы, а новоиспеченный кавалер лишался их. Спустя пару минут мужчина упал без сознания.
-Вкусный, - девушка провела пальчиками по губам и улыбнулась. Экс ощупала тело, отыскала бумажник, набитый деньгами, попрощалась со спящим мужчиной и вышла из комнаты. Она, как ни в чем не бывало, вернулась к Сержику и приняла еще один бокал виски.
-Как?
-Удачно, - Экс отдала бармену ключ. - Похоже, недавно снял наличку.
-Фортуна. Вон он.
У стойки появился знакомый мужчина, он держался за голову, с непониманием смотря на окружающую обстановку.
-Их лица меня убивают, - с презрением скривившись, объявил бармен.
-Ты бы чувствовал себя так же, сотрись у тебя память.
-Поэтому я и не играюсь с суккубами, - Сержик засмеялся, а его кудряшки забавно задребезжали.
Александрия снова взглянула на зеркало, на этот раз с большим интересом.
-А это что за фрукт?
-Который?
-В черном пиджаке.
Сержик посмотрел на парня, параллельно обслуживая заказчиков.
-Не видел его раньше. Новый клиент.
-Темная лошадка, - Экс заговорщически улыбнулась. – Пойду пообщаюсь.
-А виски?
-За счет заведения, - девушка поставила на стойку пустой стакан.
-Экс, тебя не переделать, - засмеялся бородач.
Будучи дитем тьмы, за недолгие девятнадцать лет жизни Александрия свела с ума тысячи мужчин, и если бы они не лишались памяти, ее бы давно пристрелил какой-нибудь брошенный любовник. Экс привыкла получать любого. И как тут не стать избалованной?
На этот раз Александрии на глаза попался притягательный парень лет двадцати пяти. Черные как смоль волосы, стильная небритость, колкие зеленые глаза, одет в серую футболку, черный твидовый пиджак, серые повседневные брюки, стильные ботинки – брутальный интеллигент. Он курил уже не первую сигарету - пепельница переполнилась от обилия окурков. Мужчина отстраненно смотрел в окно, пока в руках тлела очередная табачная жертва.
Александрия без тени стеснения села за его столик.
-Я присяду?
Парень проигнорировал девушку. Александрия решила, он ее не расслышал.
-Впервые здесь?
Ответа вновь не последовало.
-Я вообще-то с тобой разговариваю, - непривыкшая к подобному отношению, Экс завелась быстрее гоночной машины. Она выхватила сигарету и затушила о столешницу, пренебрегая наличием пепельницы. Мужчина, наконец, посмотрел на собеседницу.
-Не заметил Вас.
-Александрия, - Экс протянула руку, но не получила ответного рукопожатия, и, еле сдерживая злость, утопила ладонь в волосах, впившись ногтями в кожу.
-Чем могу помочь? – мужчина, как ни в чем не бывало, облокотился о стол. Он был отчасти заинтересован, отчасти удивлен, но внешне оставался безразличен.
-Впервые здесь? – Экс с любопытством рассматривала его, будто смотрела учебный фильм про деление клеток.
-Да. Сегодня переехал и решил осмотреться.
-Из-за работы? Переехал?
Мужчина вяло кивнул.
-Чем занимаешься? Если не секрет.
-Мелкий банковский служащий, - мужчина смотрел в глаза Экс и отвечал, не задумываясь. Александрия уже успела тщательно изучить его внешний вид, офисный планктон не смог бы позволить себе подобных вещей. Парень определенно врал.
-Разве клерки выбираются ночью из дома?
-Вполне.
Около минуты Экс сверлила мужчину взглядом, ожидая хоть одного слова, но он отвернулся к окну.
-Я могу идти, или есть еще вопросы? –потеряв всякий интерес, спросил мужчина.
-Неужели есть что-то интереснее меня? – сказать, что Экс была в шоке - ничего не сказать, но она спрятала эмоции за обворожительной улыбкой.
-Да, - парень достал новую сигарету и закурил, выдыхая дым чуть в сторону от Экс. Девушка закипела. Александрия склонилась к парню и, гипнотизируя лукавыми глазами, тихо прошептала:
-Идем.
Мужчина не двигался секунду, потом наклонился к Экс и выдохнул дым ей в лицо:
-Куда?
Экс замерла, не зная, как реагировать. Брови взлетели, глаза расширились и мгновенно сузились в хитрые щелки. Через пару секунд Александрия снова заговорила, рассматривая руки парня и стараясь заглянуть по едва отходящие от кожи рукава. Мужчину же все сильнее сковывало раздражение, вызываемое девушкой.
-Может, хоть представишься? – Экс опять вцепилась в мужчину взглядом.
-Тогда я смогу уйти? – ответом было молчание, которое мужчина счел согласием. – Михаил.
Мужчина затушил сигарету, потом быстро встал и вышел из бара. Александрия злобно прожигала взглядом стол.
-Молись говнюк, чтобы ты оказался демоном.


Жизнь нужно прожить так, чтобы было стыдно рассказывать, но приятно вспоминать


Сообщение отредактировал CrazZzy_Buka - Пятница, 24 Август 12, 22:11
 
CrazZzy_BukaДата: Суббота, 25 Август 12, 23:08 | Сообщение # 2
Young Dreamer
Сообщений: 768
Награды: 38
Репутация: 18
Статус: Offline
Глава 2.

Больше всего люди интересуются тем, что их совершенно не касается.
Джордж Бернард Шоу.


Было около семи часов вечера. Середина октября, и уже начинало смеркаться. Но Экс ненавидела солнечный свет, даже самый скудный. Чтобы максимально ограничить контакт с лучами, девушка завернулась в кокон из одежды: плотные черные штаны обтянули худенькие ножки, яркие зеленые оксфорды на шпильках будто окутали ступни сочной травой, черный пиджак подчеркивал точеную фигурку, объемный коралловый шарф-снуд опоясал шею, на макушке высился объемный пучок, а глаза спрятались за темными очками. С недовольной миной Экс бродила между вешалок с одеждой в известном бутике, брезгливо бегая пальцами, украшенными массивными кольцами с зелеными и коралловыми камнями, по тканям.
-А я ведь хотела попробовать, - из-за высокой вешалки послышался женский голос.
-Из всех пирсингов, что я делала, на языке самый неудобный. Очень мешал целоваться.
-И что теперь? Перейдешь на пластику?
-Нет. Не хочу терять свое лицо.
-Совесть задушила, а лицо изменить боится, - из-за вешалки высунулось красное кружевное платье. – Как тебе?
-Если у меня и есть совесть, то она точно сделана в Китае. Как и это платье, - Экс еще раз просмотрела на стеллаж и нашла такое же, но изумрудного цвета.
-Все равно возьму, - прозвучал еле слышно голос.
-На кассу? – спросила Александрия.
-Идем.
Пройдя пару стеллажей, девушки воссоединились. Собеседница увидев в руках Экс платье, улыбнулась.
-Китай значит?
-Тебе жалко, Пана?
Девушка была очень колоритной и элегантной, русская краса, приправленная дорогим оформлением. Живописное обворожительное лицо: высокие скулы с розовым румянцем, пухлые губы, накрашенные алой помадой, густые летящие брови и колкие распахнутые серо-голубые глаза, вместо черного зрачка в которых сиял дьявольский огонек. Подол длинной черной юбки расписанной яркими мелкими цветами разлетался в стороны от уверенной стремительной походки, которая оставалась такой даже на высоченной шпильке. Поверх обтягивающей черной водолазки был застегнут меховой жилет из куницы. Густые прямые русые волосы россыпью разлетались в стороны.
-А цвет не затмит?
-Рыжий не сможет, - по пути к кассе Экс посмотрелась в зеркало и улыбнулась волосам, окрасившимся в цвет апельсина.
-Бесподобно, - заметила Пана.
Чем ближе демоницы приближались к кассе, тем более странно вела себя девушка-кассир. Ее глаза беспорядочно забегали, грудь начала учащеннее вздыматься, руки вдруг затряслись, и девушка, дрожа как осиновый лист, отошла к стене. Пана широко улыбнулась.
-Подожди хоть минутку. А то ее прямо здесь инфаркт хватит, - посмеиваясь, попросила Александрия.
-Экс! – девушка наигранно вскинула брови, и отвернулась, громко смеясь, облокотившись о прилавок. Кассир вдруг ожила, быстренько пробила платья и сняла защитные магнитики. Экс вытащила несколько банкнот из кошелька, украденного вчера, и кинула на пол ставший бесполезным, опустевший аксессуар. Кассир упаковала платья и отдала пакет. Пана повернулась, снова посмотрела девушке в глаза, и та мгновенно рухнула, потеряв сознание.
-Эй! Тут помощь нужна, - Пана ухмыльнулась, и подруги вышли на улицу.
-Так что с этим мужчинкой? – спросила она через пару минут.
-Думаю, демон.
-Если так, то Балтазар точно нагнет его.
-Для этого у него есть секретарши. Тем более, я хочу разобраться сама.
-Посмотри книгу новоприбывших. Если твой дружок – высший, то он уже наведался к регистрационной комиссии.
-Смотри какой, - Экс кивнула на крепкого высокого мужчину, шедшего навстречу девушкам и самоуверенно стрелявшего глазами. – Тебе, мне?
-Мне, - Пана пронзила его взглядом, не моргая. Не прошло и минуты, как мужчина завизжал противнее свиньи и сорвался с места быстрее испуганной газели. Девушки захохотали.

***

Михаил шел по улицам сумеречного города, засунув руки в карманы. Он заглядывал в каждый переулок, настойчиво искал что-то. Эхо гулких шагов бежало вперед мужчины и невидимой веревкой тянуло к цели. Михаил прошел еще несколько жилых домов и свернул к гаражам, где и нашел пункт назначения. У кирпичной стены рядом с мусорными баками спряталась девушка. Особенная. Она кричала, надрывалась от душевной боли. Слезы лились рекой по фарфоровой коже, золотые кудри растрепались, прежде легкое белое платье покрылось пятнами грязи, измялось и порвалось на коленях. Из области лопаток девушки росли полупрозрачные воздушные и легкие как дымка крылья. Бедняжка цеплялась руками о кирпичи, яростно махала крыльями, пытаясь взлететь, но падала. Постепенно на грязной материи проступали следы крови, руки покрылись царапинами и ссадинами. Она вопила сквозь слезы, и это был крик боли, безвыходного положения. Когда девушка в очередной раз упала, она бросила безуспешные попытки, села на землю, медленно раскачиваясь взад-вперед, убаюкивая себя. Михаил не спеша подошел к ней.
-Прости дочь Твою, Алану. Помилуй рабу Божию. Прости дочь Твою, Алану… - девушка без устали повторяла слова дрожащими губами.
-Ты пала, Алана, - Михаил смотрел свысока, его лицо не выражало эмоций, ни надменности, ни жалости. Мужчина смотрел равнодушно.
-Он простит. Создатель великодушен, - Алана посмотрела на ночное небо, на котором уже начали зажигаться звезды, словно отблески слез, пролитых о падшей деве.
-Людей Он не простил, - возразил мужчина.
-Будь ты проклят, сын Адама! Одержимый! Искуситель! Одурманил соблазнами, погубил плотью, - девушка плакала, спрятав лицо в ладонях.
-Я должен забрать твои крылья, - Михаил вытащил из-за пояса пистолет. Алана встрепенулась, ее испачканное в крови лицо исказилось в гримасе ужаса.
-Крылья? Нет. Нет! – девушка встала и шаг за шагом стала отходить вдоль стены глубже к мусорным бакам. – Лучше убей меня. Отправь в геенну! Но не лишай крыльев.
Алана оперлась о ржавый металл, медленно распростерла воздушные крылья и хотела взлететь. Но Михаил оказался проворнее. Он быстро подставил тыльную сторону ладони в десяти сантиметрах от дула пистолета и спустил курок. Первая пуля пронзила руку Михаила, но ни один мускул не дрогнул на мужском лице, а вторая вонзилась в хрупкое тело ангела, не причинив вреда плоти. Душа прозрачная как крылья девы, со светящимся следом от пули, вылетела из девушки и растворилась золотой дымкой, а Алана упала, бесчувственная, но живая.
Михаил провел раненой рукой по губам, но не успел почувствовать вкус крови, отверстие от пули стремительно затянулось, не оставив и следа. Мужчина подошел к девушке и приподнял легкое тельце, прутиком прогнувшееся без сил, откинул с лица растрепавшиеся волосы. Внезапно девушка очнулась и, охваченная необъяснимым страхом, вырвалась из рук Михаила, который не приложил ни капли усилий, чтобы ее удержать, и забилась в угол. Алана словно обезумела, бешеные глаза сверкали в ночи, руки тряслись, а робкие губы вопили в ярости.
-Губитель! Палач! Будь ты проклят!
Михаил беспристрастно посмотрел на девушку.
-Человек. Человек! Отче… - Алана снова залилась горючими слезами, обращая взор к небу.
-У каждого поступка есть последствие, - Михаил убрал пистолет и оставил падшего ангела в одиночестве.

***

Экс вернулась в компанию и, сочтя уведомление секретаря коммерческого директора о встрече необязательным, вошла в его кабинет как в собственный. Грузный мужчина в строгом костюме, полноватый, с взъерошенными волосами и большими залысинами, сидевший за столом, бросил на едва вошедшую Александрию презрительный взгляд, отвлекшись от посетителя.
-Мне нужна «Книга Новоприбывших», - с улыбкой заявила Экс.
-Я занят. У меня встреча, - отговорился мужчина.
-Ромас, ты не представляешь, как я спешу.
Завязалась бессловесная дуэль, каждый норовил пронзить другого взглядом, и победителем вышла Экс. Мужчина, еле сдерживая злость, кивнул посетителю, и тот смиренно вышел за дверь.
-Что ты себе позволяешь?! – мужской баритон вдруг приобрел загробное утробное звучание, а глаза налились кровью.
-Все, что захочу, - Александрия улыбалась. Будучи суккубом, которые являлись далеко не элитой темного общества, она никогда не боялась демонов, принадлежащих даже самым высшим рангам, и не стремилась демонстрировать слабость из уважения. Она видела в них букашек, мелких и незаметных, ведь в любой момент девушка могла щелкнуть пальцами и верный названый отец исполнит ее каприз. Экс испытывала благоговение лишь перед одним, Балтазаром, под чьим крылом находилась всегда. Но это был не страх и не почтение, скорее обязанность, возникшая из-за необходимости отблагодарить за попечение и защиту.
-Не забывай, где твое место. Не будь у тебя покровителя, ты была бы обычной подстилкой, - проревел демон.
-Попридержи коней, милый, - Экс взглянула на Ромаса полными наивности и нежности глазами. - Я ведь могу пожаловаться. Случайно. И ты вернешься к Люциферу.
Личико засияло улыбкой.
-Однажды Балатазар прекратит потакать твоим прихотям.
-Но пока он этого не сделал. Так что дай мне книгу.
-Недолго тебе осталось.
-Опять угрожаешь?
Мужчина оскалился, издав звериный рык, и провел пальцами по длинному ногтю на мизинце. Он медленно, испытывая терпение Экс, приблизился к стене, легко вонзил в камень ноготь, вошедший как нож в масло, и сделал длинный порез. Стена послушно раздавалась, подобно плоти под врачебным скальпелем, издавая противный скрежет. Ромас руками раздвинул бетон, обнажив тайник, темное углубление, в котором мерно горел огонь, обнимая языками пламени потрепанный фолиант, но не причиняя ему вреда. Мужчина лишь протянул к книге руки, но Александрия живо схватила ее, и тайник захлопнулся, испустив струю дыма, сильно пахнущего серой, прямо в лицо мужчине. Ромас вновь оскалился, а Экс молча покинула кабинет.
Спустя несколько минут девушка лежала на мягком ковре в своем кабинете, обставленным как нечто среднее между гардеробной и хранилищем алкогольных напитков. Она потягивала вино, запустив соломинку в бутылку, и страница за страницей просматривала бесчисленные имена демонов, прибывших в город за последние полгода. Буквы начинали сливаться в безумном канкане, а нужное имя так и не появлялось. Когда список окончательно иссяк, Александрия с силой захлопнула книгу и посмотрела на обложку, украшенную изящной латинской буквой «S» - клеймом, выжженным на правой руке каждого высшего демона.

***

Спрятав руки в карманы, Михаил шел по темной улице, смотря в пустоту. На ходу он достал пачку сигарет и, открыв ее, обнаружил, что та пуста. От разочарования Михаил остановился. Случилось единственное, что было способно набросить на мужчину дымку печали. Михаил смял пачку, бросил ее на дорогу и поспешил к ближайшему киоску. Проигнорировав окошко для покупателей, мужчина, насвистывая незамысловатую мелодию, открыл заднюю дверь.
На полу усыпанная пачками жевательной резинки, пакетами с чипсами и сухариками без сознания лежала женщина. Ее грудь медленно вздымалась, а пальцы на руке слегка подрагивали. Михаил с легкой тенью ухмылки взглянул на женщину, взял две пачки сигарет с полки и удалился. Он отошел от ларька всего на пару метров, как послышался шум и звонкий женский голос, бросавший восклицания - продавщица пришла в себя.
Михаил вытащил сигарету, но его вновь постигло разочарование, не нашлось зажигалки. Парень осмотрелся - навстречу шел мужчина. Михаил показал ему сигарету, прося помощи, мужчина сразу пришел на выручку и достал зажигалку, но, пройдя вперед еще пару метров, остановился, как вкопанный. Глаза его округлились. Неожиданно он выронил зажигалку и побежал прочь, только пятки засверкали. Михаил недовольно вздохнул, поднял зажигалку и закурил, вдыхая любимый никотиновый аромат, но внезапный крик на противоположной стороне улицы отвлек его.
-Идем в «Пекло»! – компания уже изрядно выпивших парней голосила не хуже пожарной сирены.
Что-то в голове Михаила щелкнуло. После минутного ступора мужчина уверенным шагом отправился в бар.

***

Александрия шла по улице, вытирая пальчиком влажные от поцелуя губы, мужичок оказался на редкость слюнявым, зато кошелек толстым. Экс не терпелось поделиться новостью с Сержиком, поэтому каблучки быстро стучали по асфальту, а платье от стремительной походки задиралось. Но девушке было все равно. Полностью погруженная в мысли, Экс взялась за ручку двери, не заметив на ней чужую руку. Подняв глаза, она увидела знакомое лицо: напротив стоял Михаил.
Бездумное молчание растянулось. Каждый испытывал другого на прочность, ожидая привычного результата. Но Экс не теряла голову от страха, а Михаил от желания. Взаимное игнорирование чужих способностей.
-Так и будем стоять? Или ты откроешь мне дверь? – Александрия смотрела, не отводя цепких глаз. Михаил ухмыльнулся, открыл дверь, но, к удивлению Экс, вошел первым. Уже дважды он заставил ее кровь кипеть от ущемления самолюбия.
Александрия не стала садиться на привычное место у барной стойки, приземлившись за угловой столик, Михаил сел тут же.
-Местом не ошибся? – Экс сняла легкое пальто, оставшись в коротком черном платьице.
-Никоим образом, - без тени улыбки ответил Михаил, облокотившись о столешницу.
-Неожиданный поворот, - Александрия посмотрела на его руку, как и вчера запакованную в слои одежды.
-И Вам это нравится.
-Вчера ты не был таким сговорчивым.
-Вчера многое было иным, - Михаил закурил. - Например, волосы. Насколько я помню, черные.
-Захотелось разнообразия. Не по душе рыжий цвет?
-Яркий, - мужчина пожал плечами.
-Мог бы сообразить комплемент пооригинальнее, - Александрия закатила глаза.
-И вроде мы не пили на брудершафт, - выдыхая дым, добавил Михаил.
-Все исправимо. Сержик! – Экс закричала на весь бар, и рыжеволосый бородач тут же обратил на нее шальной взор. – Текилу!
-Я бы предпочел…
-Не любишь мексиканцев? – Александрия перебила собеседника на полу слове.
-И водку захвати! – крикнул Михаил Сержику. – Не люблю лайм, - добавил он, обратившись к Экс.
-Придется полюбить, - возразила девушка, приподняв на мгновение копну рыжих волос, обнажая шею.
Сержик принес две бутылки, солонку, нарезанный лайм и четыре рюмки. Экс ловко разлила текилу и вручила рюмку Михаилу.
-Пей, - девушка выхватила у него горящую сигарету и швырнула на пол, потом взяла за руку и насыпала на кожу соль. – До водки успеем добраться.
-За что пьем? – едва успел спросить Михаил, как тут же последовал самоуверенный ответ.
-За меня, - Экс лизнула соль, осушила рюмку и, глазом не моргнув, съела четвертинку лайма, она была уже готова смеяться над гримасой собутыльника, но Михаил безмятежно наливал новую порцию.
-Так кто ты такой? – девушка с любопытством рассматривала мужчину, поглаживая запястье.
-Клерк, - лениво ответил Михаил.
-Гуляющий по ночам и любящий выпить?
-Кто этого не любит, - текила вновь пошла в дело. - А ты?
-А я, - отозвалась Александрия, облизывая с кончика среднего пальца сок лайма.
-Имя есть?
-Экс. Вся к Вашему вниманию, - самодовольно улыбнулась девушка.
-Экс… - размышляя, повторил Михаил. - Бессмысленная приставка к подружкам и женам. Нравится всегда быть бывшей?
-Скорее никому не принадлежать.
-Плохое имя. Мне не нравится, - Михаил презрительно сощурился, а Александрия от неожиданности подавилась текилой. - Как звучит полноценный вариант?
-Александрия, - чуть сжав губы, ответила Экс.
-Уже лучше, - мужчина оценивающе посмотрел на девушку. - Но ты не похожа на победительницу. Не воинственная.
-Вот как? Думаю, в тебе говорит выпивка, - отмахнулась Экс.
-С чего вдруг? – Михаил достал новую сигарету. - Я трезвее стекла.
-Даже так, - Александрия залпом выпила две рюмки. - Я же вылитая амазонка.
-Амазонки убивали лишь взглядом, одна их внешность разила жертв не хуже оружия, - рассуждал мужчина, а его собеседница, скрывая раздражение, облокотилась о спинку стула, взором ощупывая посетителей ресторана. - Жестокие, но прекрасные.
-Комплименты эволюционируют, - не удосужив Михаила взглядом, отметила Александрия.
-Но ты совсем не такая. Нет огня, - заключил мужчина, выдыхая дым.
-Неужели? – Экс, наконец, обратила неистовый взор на собеседника, выпила еще рюмку, встала из-за стола, не стесняясь длины платья, залезла на барную стойку и закричала на все заведение. – Мальчики!
Десяток иссушенных глаз уставился на девушку, пытаясь раздеть ее силой мысли.
-Как я вам? – в ответ посыпались довольные возгласы и свист. – А ему я не нравлюсь.
Экс наигранно надула губки и указала рукой на Михаила, заинтересованно наблюдающего за девушкой, мужчины наградили его позорным кличем.
-Говорит, не хороша, - на каждой характеристике посетители недовольно кричали. – Не соблазнительна. Не воинственна. Не могу убить взглядом.
Экс посмотрела на Михаила и выдержала паузу, чтобы он смог как следует насладиться неодобрением публики.
-Докажите ему, что я прекрасна и достойна называться Александрией! – посетители зааплодировали. Сержик завел на максимальную громкость музыку, и Экс победно затанцевала на стойке, царапая ее шпильками, крутя огненными волосами и посылая мужчинам воздушные поцелуи. Михаил залпом допил остатки текилы из бутылки, наблюдая за девушкой. Что-то зацепило Мистера Равнодушие в этой девице не очень строгих правил.

***

Александрия и Михаил по-прежнему сидели в баре, откинувшись на спинки стульев, на столе высились башенки пяти пустых бутылок и десятка рюмок. Новые знакомые не спеша допивали остатки водки, как содовую, сверля друг друга глазами.
«Сколько же она еще выпьет?» - крутилось в голове у Михаила.
«Сколько он еще выпьет?» - не переставала думать Экс.
Сержик убирал посуду со столиков и выпроваживал спящих клиентов, пускающих слюни на собственность бара. Дойдя до трезвых как стеклышко молчаливых собеседников, бармен собрал бутылки и рюмки.
-Дай нам еще бутылочку.
-Нет, Экс. До нового завоза неделя. Что мне продавать? – Сержик улыбнулся, отчего курчавая борода смешно задрожала, и ушел.
Александрия склонилась над столиком и приманила Михаила пальчиком.
-Ты ничего не хочешь? – она, как всегда, использовала силы, опутывая мужчину невидимыми дьявольскими веревками, говоря шепотом, требуя прислушаться. - Ничего не чувствуешь?
-Чувствую, - Михаил ответил после недолгой паузы, и девушка довольно улыбнулась. - Ты наступила мне на ногу.
Экс изо всех сил надавила на его ботинок и, схватив пальто, вышла из бара. Михаил неспешно последовал ее примеру и, выйдя на улицу, закурил. Вдалеке еще виднелся силуэт девушки с яркими рыжими волосами. Мгновение поразмыслив, Михаил обратился к ней.
-Эй!
Александрия остановилась. Она знала, что мужчина позвал ее, ведь улица пустовала.
-Увидимся?
Экс лишь слегка повернула голову, но даже в темноте было видно, как сверкнули ее колкие зеленые глаза.


Жизнь нужно прожить так, чтобы было стыдно рассказывать, но приятно вспоминать
 
ViktorijaДата: Воскресенье, 26 Август 12, 14:21 | Сообщение # 3
Блуждающая во тьме
Сообщений: 1295
Награды: 43
Репутация: 24
Статус: Offline
CrazZzy_Buka, очень интересно!!!! Жду продолжения)))))

Жизнь чудесна!!!
 
CrazZzy_BukaДата: Воскресенье, 26 Август 12, 22:29 | Сообщение # 4
Young Dreamer
Сообщений: 768
Награды: 38
Репутация: 18
Статус: Offline
Viktorija, очень очень рада))

Жизнь нужно прожить так, чтобы было стыдно рассказывать, но приятно вспоминать
 
CrazZzy_BukaДата: Воскресенье, 26 Август 12, 22:30 | Сообщение # 5
Young Dreamer
Сообщений: 768
Награды: 38
Репутация: 18
Статус: Offline
Глава 3.

Ночь придает блеск звездам и женщинам.
Джордж Байрон.


-Ребята, зачем же вы связываетесь с демонами? Неравноценный бой, – Михаил, куря сигарету, облокотился о стену и смотрел на спрятанные под простынями трупы. Морг вдруг вселил в мужчину заряд бодрости, так что он разговаривал с телами оживленнее, чем с живыми людьми.
-Павлик, - Михаил посмотрел на трупы. – Подними руку, я забыл, где ты.
Он еще раз оглядел трупы и уверенно подошел к одному из тел.
-Павел, ведь ты же узнал, где договор. И молчишь, - мужчина затянулся и медленно пошел к столу с бумагами в центре комнаты. – А пока есть протекция, я вынужден как идиот болтать с кучей мяса! – неожиданно Михаил в ярости оттолкнул стул к стене и сшиб кипу бумаг со стола. Но спустя мгновение он, как и прежде, был спокоен. Присмотревшись к разбросанным листам, Михаил присел и, порыскав немного, вытащил нужную страницу.
-Свидетельство о смерти. Что тут про тебя написали? Труп найден в кабинете здания благотворительного фонда «Балтерком» в половину третьего ночи. Павлик, да ты такой работяга, что даже ночуешь на работе. Не познакомишь меня с коллегами?

***

-Балти, на кой черт мне охрана? Я же демон, - Александрия лежала на столе в кабинете Балтазара, поочередно протягивая к потолку ножки.
-Город взбудоражен. Кто-то убивает демонов, - Балтазар сидел во главе стола, на директорском месте. Взгляд его был суров и непреклонен, для всех кроме упрямой дочери.
-Нас всегда убивают, это не новость.
-Я не собираюсь рисковать тобой.
-Это крайняя степень идиотизма.
-Ты, как и прежде, будешь творить, что пожелаешь. Просто при тебе будет пара охранников.
-Ты хоть понимаешь, что говоришь? – Экс передразнила голос отца. – Делай, что хочешь, но рядом с тобой постоянно будут верзилы, контролирующие каждый шаг.
-Не паясничай, - Балтазар никогда не кричал, но Экс хорошо знала грань, когда он вот-вот мог впасть в ярость. Малейшее изменение в тоне голоса, и следом взрыв пострашнее террористического буйства. Сейчас как раз настал подобный момент.
-Ладно, показывай своих дружинников.

***

-Никакой совести, - Михаил стоял у дверей здания благотворительного фонда, с презрением оглядывая окна. – «Балтерком». Демоны и благотворительность. Верх аморальности. Не правда ли?
Мужчина затянулся и обратился к прохожим, с опаской пробегавшим мимо.
-Пойдем знакомиться.
Михаил уверенной поступью прошел сквозь крутящиеся двери, окинул взглядом серо-голубые стены, почесав щетину, и подошел к ресепшену, соблюдая дистанцию, дабы милейшую девушку не подкосил нечеловеческий страх.
-Здравствуйте. Не будете ли вы так любезны, проводить меня в кабинет бывшего финансового директора. Некто Монетарова Павла Сергеевича.
Типичная серая офисная мышка, поправив очки на курносом носике, дежурно улыбнулась.
-Прошу прощения, но это невозможно, - и она вновь вернулась к звонящему телефону. Михаил, не замешкавшись, вытащил из кармана куртки удостоверение и продемонстрировал корочку, девушка вмиг засуетилась.
-Подождите, мне следует позвонить начальству.
-Это лишнее.
-Действительно, Аллочка. Это лишнее, - из-за крутящейся двери вышел симпатичный рослый мужчина. Он самолюбиво пригладил светлые волосы и снял темные солнечные очки.
-Алексей Владимирович, этот мужчина просил…
-Я слышал. И все улажу сам.
Девушка вернулась к своим делам, а Михаил, сдерживая злость, посмотрел на улыбающегося Алексея.
-Уже порываешься бежать к хозяину? – выбросив на пол удостоверение, спросил Михаил.
-Я в состоянии спровадить тебя и без помощи Балтазара.

***

-Ты их даже не заметишь, - Балти потирал седые виски, наблюдая за бегающей в истерике дочерью в отражении оконных стекол.
-Издеваешься?! – Экс носилась вокруг двух верзил, тыкая в них пальцами, то заливаясь смехом, то истошно крича. – По-твоему, это смешно? Ха-ха! Все, посмеялись и хватит. Я пошла.
Александрия едва дотронулась до дверной ручки, но ее снова остановил голос Балтазара.
-Ты не выйдешь без них за дверь.
-Я не выйду с ними.
-Значит, будешь сидеть здесь.
-Ага, и подохну от голода. Забыл? Мне нужны мужчины!
-Умерь пыл и покорись моей воле, - Балтазар вальяжно прошел к своему директорскому креслу, сел и положил руки на холодный стол.
-Не оскорбляй меня, Балти. Я не раба. Я суккуб! – глаза девушки засверкали, как только она вышла из тени, попав под лучи солнечного света. – Пусть не высший демон, но и не отребье.
-А не забыла ли ты, кто сделал тебя такой? Благодаря кому ты стала равной высшим?
Александрия склонилась над креслом демона и взяла его за руку.
-Я безмерно благодарна тебе, Балти, - девушка припала губами к грубым шершавым пальцам, унизанным перстнями, и приблизилась к уху, добавив шепотом. – Но я свободна. И мне не нужны пастухи.
Экс вспорхнула и с легкостью и стремительностью колибри покинула комнату, а стены здания задрожали от невыносимого рева Балтазара.

***

-С каких пор тебя занимают смертные? – Леня оценивающе смотрел на Михаила.
-Не приложи вы руку к его смерти, я бы и не подумал приходить.
-С чего ты взял, что мы причастны? – блондин мило улыбался, он сроднился с этой привычкой, находясь большую часть времени в окружении женщин, и не мог запросто избавиться от нее.
-С твоей наглой физиономии, - Михаил со скукой рассматривал юнца.
-Зачем так грубо? Тем более всем известно, это был несчастный случай. Утечка газа.
-Хочу увидеть того, кто смог найти брешь в здании, где и не пахнет газопроводом.
-Не суйся… - Алексей не успел договорить, здание задребезжало, по коридорам пронесся гулкий вопль. Михаил невольно усмехнулся.
-Кажется, твой дружок соскучился по тебе. Беги скорее, а то не успеешь подлизать ему задницу.
Алексей оскалился и быстро забежал в закрывающийся лифт, в последнюю секунду протащив сквозь щель пиджак. В тот же миг раскрылись двери соседнего лифта, из которого выбежала девушка в миниатюрном платьице, бодро перебирая ножками на огромных каблуках, рыжие волосы пламенем развевались на воздухе. Экс с улыбкой на устах летела от погони и вдруг увидела нового знакомого. Не сказав ни слова, она схватила мужчину за руку и потащила за собой.
-Шевели пирожками, иначе их поджарят пулями!
Михаил был в полном недоумении. Он не привык носиться по улице под руку с бешеными девушками. Да и с обычными. Да и бегать в принципе тоже. Спокойствие, хладнокровие, выдержанность – вот его принципы, а бессмысленная беготня в их число явно не входит. Поэтому, едва свернув за угол, он остановил взбудораженную девушку.
-Что ты творишь? – но, посмотрев в горящие глаза, понял, что вразумительный ответ ждать бесполезно.
-Живу, - Экс продолжала смеяться.
-Нет. Ты носишься как угорелая по улице. Что ты натворила в том фонде?
В переулке послышался гул шагов, Александрия встрепенулась, схватила Михаила за ворот пиджака, обняла за шею и спряталась между мужчиной и стеной. Стремительные действия девушки вывели его из равновесия, и на мгновение он будто утонул в собственных мыслях и чувствах. Экс притянула его ближе и зашептала на ухо.
-Тс! Я сбежала от отца. На старости лет ему взбрело в голову опекать меня. Так что за мной погоня из парочки мордоворотов. Посмотри, они ушли?
Михаил обернулся, и руки девушки проскользили по его жесткому, как наждачная бумага, лицу.
-Ушли, - Михаил хотел отойти, но Экс не спешила отпускать пленного, продолжая шептать.
-Сегодня я покажу тебе сады Эдема, - в женских устах божественное слово приобрело еще более трепещущее значение.
-Едва ли сможешь.
-А ты проверь, - неожиданно Александрия оттолкнула Михаила. – Только тебе придется переодеться.
-Ах, туда только в чистом?
-Как пожелаешь. Просто пенсионеры и те более стильно одеваются, - но Экс лукавила, ей импонировал внешний вид мужчины. Михаила же все еще смущало происходящее. В его взгляде читалось недоумение, приправленное доброй порцией любопытства, а голова начала сформировывать предположения, но еще слишком туманные, в то время как Александрия не замечала ничего дальше собственного носа. Оба видели друг в друге огромную мишень для издевательств и психологических экспериментов, испытывали явное отторжении, но все же твердо знали, отделаться в ближайшее время от общества друг друга не получится.
-Где ты остановился?
-Где рядом гостиница?
-В соседнем микрорайоне.
-Вот там и остановился.
Собеседники замолчали, ожидая чего-то, явно недоступного чужому разуму.
-Ты будешь ловить такси или нет? – Александрия презрительно вскинула брови.
-С чего это? – Михаил достал сигареты и закусил одну во рту, нащупывая в карманах зажигалку.
-Понимаю, ты романтик без гроша, - Экс вдруг нахально щелкнула пальцами по носу Михаила, взяла сигарету и швырнула ее на землю. – Но я не собираюсь кататься с тобой на троллейбусе.
Михаил помедлил, потом нагло закурил вторую сигарету, выпуская дым в лицо Экс, исказившееся неприязнью.
-С какого перепуга твоя огненная головка решила, что я потрачу на тебя свое драгоценное время?
-С того, милейший, - девушка стянула вниз слегка задравшееся платье, - что ты этого хочешь.
-Неужели?
-Я тебя зацепила.
-Самовлюбленная куртизанка.
-Мне больше по душе амазонка. Но в любом случае, тебе это нравится. Иначе ты бы не пришел снова в бар, - Александрия пошла в сторону проезжей части, ожидая, что Михаил пойдет следом.
-И сколько ты собираешься за мной таскаться? – но мужчина продолжал стоять.
-Одну ночь.
Михаил затянулся и облегченно вздохнул.
-А потом ты будешь бегать за мной.
-Не люблю бегать.
-Значит полетишь.
Мужчина ухмыльнулся.
-Сначала нужно вспомнить, как это делается.

***

-Зачем ты выбрал эту дыру? - Экс шла по коридору дешевой гостиницы, из которой, вероятно, даже тараканы переехали из-за страха быть опозоренными. Ковровые дорожки уже лет десять назад отслужили положенный срок, и с каждым шагом Александрия брезгливо спешила вперед, потому что каблуки странно проваливались в ворс. На стенах висели картины, нарисованные неумехой дилетантом, в пластмассовых золотых рамах. И окончательно покоряли постояльцев вазочки с искусственными цветами. Просто шик и блеск.
Михаил предпочел игнорировать красоту отеля, высматривая нужный номер.
-Не я, а ты сказала таксисту ехать сюда.
-Так ты же молчал!
-Вот двенадцатый, - Михаил легко открыл номер и вошел, но Александрия замерла на пороге. В коридор вышел молодой паренек, и воздух наполнился запахом силы и свежести, девушка загорелась от желания. Она начинала уставать, а на ночь требовалась львиная доля энергии. Секунду поколебавшись, Экс бросила спутнику:
-Я отлучусь на минутку.
И полетела к парню, поймав его на пороге, рывком затащила в комнату и впилась в губы страстным поцелуем. Но прежний задор стремительно улетучился, мальчишка слабой куклой поддался чарам, тающим мороженным растекаясь в объятиях девушки. Истощив парнишку до последней капли, Александрия с разочарованием посмотрела на неподвижное тело, лежащее на полу, и лицо, расплывшееся в блаженной улыбке. Скучно. Со временем такой сценарий надоедает. Близость, длящаяся от силы минут пять, - это несерьезно. Но, к счастью, Александрия нашла человечка, которого собиралась выжать до последней капли, истязать обаянием и убить плотью. Планы прямо таки нескромные, но иначе нельзя. Цели должны быть соразмерны самомнению.
Тем временем Михаил не обратил внимания на исчезновение девушки, бездумно бродя по комнатам номера, он посмотрел в окно, выходящее прямо на горящий мандариновым светом ржавый фонарь, прошелся пыльными ботинками по не менее чистой кровати и остановился у зеркала.
На кой черт он связался с этой девкой? Сколько подобных вертихвосток он встречал на своем веку и хладнокровно оставлял позади. В конце концов, на повестке дня есть дело куда важнее. Визит в «Балтерком» не принес результатов, необходимо искать новые лазейки, так что эта вечно бывшая, недотягивающая до амазонки, совсем некстати. Осталось только сообщить ей об этом.
Михаил вышел из ванной, непоколебимый как скала, но рыжая снова без стука ворвалась в сознание и буквально разрушила его изнутри.
-Ты явно переехал налегке, и гостиница вряд ли предоставит смокинг, так что в «Эдем» придешь грязный.
-Как только окружающие тебя выносят, - сведя брови, спросил Михаил.
-На руках и с песней!

***

По пути в «Эдем» Александрия с любопытством наблюдала, как люди шарахались в стороны от ее спутника, первоначально это вызывало удивление, а после забавляло. Михаил словно чума ступал по ночному городу, спрятавшись в темных одеяниях, будто насылал проклятия на проходящих мимо, а Экс искренне не понимала прохожих. Разве было что-то страшное в этом мужчине, кроме его суровости и хладнокровия?
Когда девушка, выскочившая из магазина с кучей сумок, с визгом бросила их и помчалась прочь, Александрия сдалась и захохотала во весь голос, размахивая полами расстегнутого пальто. Михаил сбавил шаг, а Экс обогнала мужчину и продолжила идти спиной вперед, весело смеясь.
-Неужели я не внушаю тебе ни капли страха? – мужчина закурил и выбросил на тротуар первую опустевшую пачку.
-Ты похож на волка. Гордый альфа-одиночка. Бежит ото всех. Ветер его единственный спутник. Нет друзей, нет врагов. Один. Ау-у!
-Не боишься упасть?
-Ты меня поймаешь. Ну, или я встану.
Не успела Экс договорить, как наступила в ямку на асфальте, и упала, засмеявшись еще громче. Михаил с улыбкой, продолжая курить, подал упавшей руку.
-Нет уж. Сама встану. Ах, черт, каблук сломался, - Александрия скинула с себя туфли, швырнув их на проезжую часть, поднялась и побежала на цыпочках вперед, не боясь замараться в грязи. Рыжие волосы подпрыгивали, обжигая воздух, смех сотрясал тишину, даже свет фонарей мерцал в такт ее движениям. Снующие мимо парни провожали Александрию завороженными взглядами, Михаил и не заметил, как присоединился к их числу.
-Давай быстрей! Мы еще не пришли, а одежды становится все меньше. Того и гляди приду нагишом!

***

-Я представлял себе Рай немного иначе.
Михаил оценивающе осматривал клуб, а Экс довольно улыбалась и пританцовывала под музыку. Она до безумия любила свой ночной домик увеселений, который оборудовала на все случаи жизни: по центру огромный танцпол и уголок ди-джея, чуть левее – сцена для девочек гоу-гоу и особенно отчаянных посетителей, на правой стороне – бар, изобилующий выпивкой, а еще правее, за тонкой завесой, - диванчики для запыхавшихся богатеев.
-Он мой, а значит, лучшего ты не найдешь.
-Твой? Кем, говоришь, работает твой папаша?
-Я сама купила клуб. Выпить хочешь? – не став ждать ответа, Экс ухватила пиджак Михаила и потащила окольными путями к бару, дабы не распугать посетителей суровой миной спутника и избежать лишнего внимания к своей персоне. Добравшись до бара, Александрия толкнула Михаила на табурет и без стеснения запрыгнула ему на колени. Мужчина, хоть и не был в восторге, предпочел подчиниться. Кампания Экс по укрывательству рухнула, едва девушка заказала виски. Бармен, что было сил, засвистел и, стуча кулаком по столешнице, начал выкрикивать:
-Экс! Экс! Экс!
Люди постепенно оборачивались, и клич усиливался. Александрия выпила порцию виски и обратилась к Михаилу:
-Можешь залезть на стойку, иначе ничего не увидишь.
Затем девушка спрыгнула на пол и растворилась в толпе, оставив спутника в одиночестве.
Чем больше Михаил смотрел на людей, тем меньше человечного он в них видел. В Эдеме веселилась не малая доля бесовщины, некоторым субъектам однажды уже было вынесено первое предупреждение, и они могли с легкостью узнать Михаила, поэтому он спрятался в объятьях бутылки Джека Дэниэлса. Но толпа снова взбудоражилась и двинулась ближе к сцене, а Михаил воспользовался советом и забрался на барную стойку.
Ди-джей завел пластинку, и по клубу потекла вязкая, обволакивающая, откровенно развязная музыка, над сценой замерцали софиты, все замерли в ожидании. Действо началось внезапно, обрушилось как гром среди ясного неба. Три девушки выбежали на сцену в соблазнительных черных одеждах и на тонких шпильках, и погрузили место в хаос своим выступлением. Это был не стриптиз, а нечто более притягательное и обольстительное, похожее на бурлеск. Удовольствие кленовым сиропом растекалось среди ревущей толпы, заставляя людей безумствовать, терять головы от наслаждения. В клубе воцарилась настоящая вакханалия разврата. И виной тому танцовщицы, а вернее, одна из них, которой и дела не было до зрителей, она, прежде всего, ублажала себя. Ее рыжие локоны не давали покоя Михаилу весь вечер, хотя сострить колкость в сторону ее танца язык не поворачивался, Экс знала свое дело. Если уж скромности нет места в обычной жизни, то на сцене и подавно. Александрии особенно нравилось играть эмоциями людишек, неспособных игнорировать соблазны, да и демоны были не прочь позабавиться, так что удовлетворялись желания всех и вся.
Когда каждый в зале познакомил губы с соседом, Экс вдруг вспомнила о Михаиле, который все еще одиноко стоял на барной стойке, потягивая виски.
«Может, он фригидный?» - пронеслось в голове Александрии.
Девушка попыталась подать ему знак, чтобы он шел в ее VIP-ложе, но, как и следовало ожидать, попытка провалилась. Бармен же оказался смышленей, он потрепал Михаила за штанину, заставив нагнуться.
-Она сказала идти к красному дивану.
Михаил без колебаний распрощался с барменом, правда, захватив еще одну бутылку, и, не спеша, набрел на красный угол, скрытый под завесой золотых веревочных штор: мерцающий слегка приглушенный свет, кожаный красный диван, небольшой стеклянный столик, а в стороне – сваленные в беспорядке покерные фишки и колода игральных карт. Михаил едва захотел присесть, как за спиной возникло рыжее приведение.
-Как тебе?
-Пафосный красный диван. Что еще можно ожидать от такой фифы, - мужчина тяжело упал на мягкую кожу.
-А выступление? – Экс наигранно выставила вперед ножку и сделала движение руками.
-По реакции зрителей непонятно?
-Плевала я на их реакцию. Я и десятка из них не знаю, - Александрия разбежалась и, прыгнув, приземлилась рядом с Михаилом.
-Зачем тогда танцуешь? Нравится быть шутом?
-Это оскорбление? Ты недооцениваешь шутов. Смотри, - Экс легла на мужчину, чтобы дотянуться до карт. – В стандартной колоде карт всегда есть два джокера – шута. В большинстве игр в комбинации они могут заменить любую другу карту по желанию игрока.
Александрия, как завороженная, играла картами умелее некоторых шулеров.
-Так и в жизни. Те, кого считают дурочками, выигрывают Флеш Роял, - девушка выпустила карты в лицо собеседнику и отняла бутылку виски. Михаил достал сигареты, и несмотря на предупреждения Экс, закурил.
-И ты непременно считаешь себя джокером.
-Каждый хоть раз играет его роль. И ты, и я, - Александрия на мгновения прижалась бедром к мужчине, а потом хотела сделать еще глоток виски, но едва не захлебнулась, когда в комнату ворвались два качка, схватили девушку в охапку и поволокли вон из клуба. Экс брыкалась, кричала, лупила похитителей кулаками, но это вызывало лишь недоумение у посетителей клуба и смех у Михаила. Но через мгновение улыбка исчезла с его уст.
-Отпустите меня, верзилы! Вы хоть понимаете, что вам за это грозит?! Пуля в заднице как минимум! Леня, скажи им, черт тебя!
-Балтазар весь город на уши поднял. Выбора нет.
-Какой еще выбор?! Не будь остолопом! – крики девушки почти перекрывали музыку. Когда Экс поняла, что помощи просить не у кого, она увидела Михаила.
-Михаил! Михаил, помоги мне! Идиот, не стой столбом!
Не понимая, к кому обращается подруга, Леня обернулся и замер на мгновение, не сводя глаз с мужчины, словно вросшего в пол, но продолжавшего мерно выдыхать сигаретный дым. Через минуту шумная компания выбралась из клуба.
Михаил некоторое время смотрел в пустоту и вдруг обратился к возникшему рядом мужчине в белом одеянии, от которого исходило легкое свечение.
-Не мог сразу сказать? – но новоявленный собеседник лишь упорно смотрел в глаза. – Глупый обет молчания.
Михаил стремительно двинулся сквозь продолжающую веселиться толпу, оставив за спиной мужчину в белом, и рассуждая сам с собой:
-Она была в «Балтерком». Сказала, что сбежала от отца. И этот слюнтяй с ней.
Когда Михаил вышел на улицу, его уже ждал белоснежный молчаливый гражданин.
-Похоже, я упустил свой джокер.
Мужчина медленно моргнул, то ли в знак согласия, то ли от усталости, и растворился в воздухе золотистой дымкой.


Жизнь нужно прожить так, чтобы было стыдно рассказывать, но приятно вспоминать
 
CrazZzy_BukaДата: Воскресенье, 26 Август 12, 22:31 | Сообщение # 6
Young Dreamer
Сообщений: 768
Награды: 38
Репутация: 18
Статус: Offline
Глава 4.

Ночь скрывает суть вещей и всё окрашивает в чёрный.
Неизвестный автор.


Платиновая монетка стремительно перекатывалась между фаланг грубых пальцев, пролетая и мелькая то с одного, то с другого края, грозясь соскочить и периодически роняя яркий отблеск на лицо Алексея. Балтазар мучил безделушку уже долгое время, пытался избавиться от обуревавших мыслей, расставляя их по полкам библиотеки опыта, а непоколебимость достигалась ценой терзаний монетки.
-Не знаешь, почему девушки такие непослушные? Отец ведь всегда прав. Никто не любит так, как он. Никто не приласкает и простит дитя за все. Мой милый лучик света в царстве тьмы, я бы многое отдал, чтобы…
Балти замолчал, и лицо расплылось в подобии улыбки, от которой Алексея бросило в дрожь, грудь Балтазара отрывисто содрогалась от беззвучного гогота, а левый уголок губ на миг заклинило. Он смеялся, оттого что так глупо и по-детски врал себе, пытаясь оживить скудную жилку человечности, затрепетавшую с появлением прекрасной волшебной девушки. Перед глазами демона пронесся микроскопический, в сравнении с целой жизнью, период времени, когда младенческое кругленькое личико вытягивалось, черты становились изящнее, гибкий стан обвораживал красотой и грацией. Он наблюдал, как она впервые поцеловала мальчугана, который вдруг без причин перестал с ней разговаривать. Каждый день отчетливо, вплоть до секунды, сохранился, не угас в памяти Балтазара. Но неожиданно жилка забилась в конвульсиях, в панике пытаясь спастись, но демон был непреклонен. Ничто и никогда не могло вмешиваться и рушить его планы, и в один момент препятствием стала любимая дочь.
Балти вдруг швырнул за спину платиновую монетку, с треском вонзившуюся в деревянную столешницу.
-Чтобы она не сообразила.
Алексей покорно кивнул и хотел взять монетку, но она слишком плотно засела в древесине, он настойчиво пытался вытащить ее, а пальцы непослушно соскальзывали. Балтазар обернулся, пронзив юношу гневным взглядом, и с силой ударил по столу, отчего монетка с легкостью перышка взлетела, Леня мгновенно подхватил ее и спешно удалился.

***

Тук. Тук. Тук. Пальцы ритмично постукивали по стеклянному столику, но Александрия едва ли сочиняла композицию для ударных. Тело было расслаблено, Экс удобно расположилась на кожаном пуфе, протянув ноги на мягкий ворсистый ковер, чуть сгорбилась, пламенные волосы едва заметно колыхались. Сосредоточенный взгляд буравил вазу династии Юань, пару месяцев назад купленную на аукционе Балтазаром за бешеные деньги. А пальцы все отбивали дробь. Стук. Стук. И вдруг Александрия с такой яростью схватила бедное фарфоровое изделия, будто пыталась удушить, и с криком швырнула в дверь. Ваза разлетелась на мелкие осколки, усыпавшие пол, пополнив ряды убитых, словно и не было старинного произведения искусства.
Спустя мгновение дверь отворилась, и в комнату вошел Алексей, осколки захрустели под подошвами ботинок. Леня осмотрел кавардак и перевел взгляд на Александрию, нечасто он видел ее такой, по-настоящему разгневанной. Сейчас перед ним сидел не заурядный суккуб, а почти обнаженная богиня, свирепая, как львица, прекрасная, как мироздание, и чертовски злая.
-Так он даже не соизволит зайти, - Александрия чуть склонила голову, с неожиданностью движений совы.
-Экс, ты представить не можешь, что творилось, когда ты смылась. Неужели так трудно было подчиниться? – Леня хотел опереться о столик, но, увидев стеклянную крошку, передумал.
-Да пусть поцелует меня в мой великолепный зад! – Экс пальчиками бродила по столешнице, стряхивая на пол осколки и, бегло слушая Леню, присматривала новую жертву, которую с каждым сказанным парнем словом все больше хотела зарядить ему в голову.
-О красоте твоего зада никто не спорит. Но это не был неподходящий случай, чтобы вертеть им у всех на виду.
-Решил заделаться учителем? Не советую. Профессия неблагодарная.
-Ты не отдаешь отчет в своих действиях. Теперь весь город будет ходить ходуном. Шинши разнесут сплетни меньше чем за ночь.
-Шинши болтают о любой ерунде. Падальщика изгнали - надо срочно разболтать! В городе новый экзорцист - тем более! Им лишь бы рот открыть…
-Если Балтазар приставил к дочери канвой, значит, в городе действительно появилась опасность. Что подумают…
-Мне плевать на это! – Экс вскочила с мягкого табурета и замахнулась руками на Алексея, но тот вовремя поймал запястья девушки, парализовав буйные движения, хотя рот заткнуть не смог. - Вы помешали мне веселиться. Вторглись в мое личное пространство.
-Тебе же от этого лучше.
-Мне не нужна опека! Я рождена свободной, и ни одна тварь не может посадить меня в клетку.
-Еще в первую минуту твоей полной свободы тебя сожрут с потрохами. Хотела быть вольной птицей, так не гадила бы всем подряд на головы, - Леня ослабил хватку, а Экс беспомощно опустила руки. – Успокоилась? Теперь иди, освежись.
Как демон, дитя огня, Экс не была поклонницей душа, ванной или любого другого проявления жидкого агрегатного состояния вещества, уважая его лишь под высоким градусом, но в крайних случаях это был один из единственных способов прийти в себя. Хотя не без отличий от людей. Тонкие струйки обжигающего кипятка с грохотом разбивались о стенки душевой кабины, насыщенный горячий пар заполонил комнату. Александрия скинула немногочисленную одежду, не стесняясь Алексея, аккуратно сняла с шеи миниатюрный кулончик, положила его на столик, протерла зеркало, тут же начавшее стремительно запотевать и отдалась на истязания воде.
Леня стоял рядом, продолжая читать нудные нотации Экс, на которые она то и дело фыркала и огрызалась.
-Так что всем будет проще, - парень закончил длинную тираду, большую часть которой Экс послушала, но чтобы хоть как-то оценить старания Алексея, обернулась с недовольной миной, которая вдруг исказилась еще сильнее. В немного запотевшей поверхности зеркала Экс увидела в руках у Лени два до безумия похожих кулона на тонкой цепочке, которые он увлеченно рассматривал, а потом быстро разлучил их, отправив один в карман, а другой обратно на столик.
«Подменил», - пронеслось в голове у Экс, и новая волна пульсирующей злости захватила девушку. «Решил повесить на меня жучок, старая вонючка! Ну, папочка!»
Не медля ни секунды, Александрия выпрыгнула из душа, подбежала к Лене, оставляя позади маленькие мокрые следы ног, и обняла парня, от неожиданности на миг растерявшегося.
-Ладно, альфонс. Так и быть, я смирюсь с конвоем. Но пусть эти верзилы хотя бы ходят поодаль.
-Не зря прокипятила мозг. И Балтазар теперь не сдерет с нас шкуры.
-С меня в любом случае.
-Может, ты все-таки воспользуешься нормальным полотенцем, а не мной?
-По рукам.
Леня быстро ушел, раздавив большую часть осколков на полу, и едва дверь закрылась, Экс с самодовольной улыбкой, подняла перед собой кулончик, который пару секунд назад стащила из кармана Алексея. Вернула законное, так сказать.
-Пусть на привязи, но не в клетке.

***

-Так почему бы Люциферу не разрулить все самому. В конце концов, из-за него это и началось, - Михаил высунулся из окна захудалого гостиничного номера, отравляя воздух сигаретным дымом и соблазняя прохожих, считающих ворон, обнаженным торсом. Вечерний город вяло шевелился, предвкушая крепкий сон, как сморенный летним зноем старик. Пепел развевался по ветру, иногда попадая на головы немногочисленным зевакам.
Рядом с Михаилом на кое-где потрескавшемся подоконнике сидел белый голубь, маленьким розовым клювом обращенный на мужчину. После каждого вопроса и утверждения Михаила, птица ворковала, причем каждый раз с новой интонацией, казалось, она действительно поддерживала диалог.
-Ну как же. Его Темнейшество слишком занят, день и ночь просиживает штаны на костяном троне, света белого не видит.
Голубь склонил головку, пронзительно взглянув черной бусинкой глаза на Михаила.
-Да и Светлейшество не особенно рвется в бой.
Голубь навострился пуще прежнего, грудка вздулась, перья встрепенулись, все выдавало крайнюю степень возбуждения и волнения, кабы собеседник не сморозил чего лишнего.
-Я все думаю, а не было бы лучше, если ты не появился тогда. Может, я бы варился в адском джакузи, а спинку бы мне тер дядюшка Сатана. А авось и в Рай бы приняли. Там тоже радостные перспективы: сады, девственницы… Подскажи-ка, что еще? – Михаил выпустил изо рта никотиновые кольца и взглянул на белую недотрогу, нахохлившуюся круче петуха.
-Не смотри так на меня. Что, по-твоему, я должен сказать за эти почести? Спасибо?
Голубь воркнул и мгновенно взлетел, а Михаил спокойно сделал еще одну затяжку, но едва он отнес ото рта сигарету, на нее приземлилась увесистая кучка птичьего помета. Мужчина высунулся из окна, посмотрел в небо, и, не стремясь разглядеть силуэт голубя, сказал:
-Спасибо.

***

Черная дверца стильного автомобиля отворилась, и на асфальт ступили две молодые худенькие ножки в нюдовых туфельках на шпильках, а спустя секунды из кожаного салона вышла Александрия. Резкими, порывистыми движениями она одернула бортики пальто и, покачивая бедрами, направилась в ресторан, но Экс неожиданно испугал противный визг автомобиля - телохранитель, он же водитель, требовал подождать, не найдя лучше способа, чем громогласный гудок. Досчитав в уме до двадцати четырех, дабы смирить обуревавшую злобу, Экс чуть не запулила клатч в голову черно-белой верзилы, но все же дождалась его, после чего побежала к двери.
Винтовая лестница на второй этаж заманивала клиентов в элитный ресторан, обслуживающий ограниченный круг лиц. Экс часто заходила сюда, соблазненная волшебным качественным вином, сомелье всегда безошибочно угадывал настроение посетительницы, предлагая ту или иную бутылку. Вот и сейчас Алексадрия едва успела сесть и поздороваться с Паной, а низкорослый, седой мужчина, забавно подергивая густыми усами, спешил обслужить клиентку.
-Мадмуазель Александрия, Вы как всегда обворожительны, - сомелье склонил лысеющую старческую голову.
-Спасибо, Валентин, - Александрия для вида открыла меню, но даже вскользь не посмотрела на соблазнительные названия блюд. - Что Вы можете предложить нам сегодня?
-Я бы порекомендовал мадмуазель бутылочку отменного Сан-Эмийон тысяча девятьсот восемьдесят девятого года.
Александрия, долго не раздумывая, закрыла меню и улыбнулась.
-Уже предвкушаю аромат.
Когда сомелье обслужил девушек и окончательно удалился, Экс и Пана смогли спокойно заговорить, уверенные, что их больше никто не потревожит.
-Не хочешь целовать его? - Пана отбросила на спину длинную толстую косу блестящих волос, пристально наблюдая за Александрией.
-Не знаю. Скорее нет, чем да, - Экс задумчиво кружила темно-красную жидкость в прозрачном стакане, пытаясь насладиться игрой света и тени, но мысли убегали куда-то вдаль.
-И чем же он заслужил снисхождение? - Пана вдохнула аромат вина и отпила глоток, а собеседница вдруг поставила бокал и заговорила, обильно жестикулируя.
-Он не демон, Пана. Я несколько раз проштудировала книгу новоприбывших, его там нет. И клейма нет. Ни-че-го.
-Ты просто слишком увлеклась игрой в детектива. Он обычный человечек, как десяток сидящих вокруг нас.
-Обычный человечек, - Экс передразнила собеседницу, - не может сопротивляться чарам суккуба. Он в принципе не может сопротивляться чарам.
-Значит, остается последний вариант - он святой, - Пана взглянула на официанта поверх бокала, едва шевельнула бровями, и мальчишка задрожал и убежал прочь, спровоцировав улыбку у девушки.
-За пару дней я насчитала столько пороков, что...
-Курение и алкоголь едва ли можно счесть за соблазн.
-Ты забыла, он еще прекрасно лжет, - Экс, поверженная, откинулась на спинку стула. - Что-то все равно не чисто. И я хочу узнать, что именно. Иначе меня найдут в переулке, изъеденную любопытством.
-Думаю, тот Кинг-Конг вряд ли даст тебе уйти дальше, чем на метр, - Пана, улыбнулась, указывая на телохранителя, сидящего через два столика от девушек и не сводящего глаз с Александрии. Увидев еще раз противную бесстрастную рожу, девушка залпом выпила бокал вина.
-Высший?
-Покажи мне высшего, который согласиться работать секьюрити.
-Это упрощает дело, - Пана в предвкушении испуга отпила еще глоток.
-Не пали так, а то глазки сломаешь. Его проинструктировали, на кого можно смотреть, а кого игнорировать. Ты не из первого числа.
-И что же ты планируешь делать?
Экс едва успела задуматься о стратегии, как увидела поднимающегося по винтовой лестнице сурового мужчину, которому пару минут назад перемывала кости. Михаил по-свойски оглянулся и, завидев Экс, кивнул головой на выход. Время обдумывать план было упущено, взамен появилась необходимость действовать спонтанно.
-Пана, делай что хочешь, но я должна уйти прямо сейчас.
-Смеешься?
-Нет, - Александрия схватила подругу за руку и потянула по направлению к столику охранника, Пана успела захватить стакан и бутылку вина, и, когда через минуту Экс услышала звон стекла, почти звериное рычание мужчины и псевдо извинения девушки, она, не мешкая ни секунды, сорвалась с места и сбежала вниз по винтовой лестнице, сопровождаемая Михаилом.
-Если меня снова поймают с тобой, то запрут на месяц, а тебя четвертуют.
-Справедливый расклад.

***

Чтобы вновь не напороться на засаду, Экс и Михаил забрались подальше от места происшествия и зоны досягаемости Балтазара, и где-то в захолустье нашли незаметное кафе, в самый раз, чтобы затеряться. Выбрав столик подальше от окна, они уселись и, наконец, смогли говорить без посторонних глаз и ушей.
-Так как, ты говоришь, меня нашел?
-Сердце подсказало, - Михаил зевнул, садясь напротив Экс.
-Если пытаешься показаться романтиком, откажись от этой затеи. Переигрываешь.
-Просто ухожу от ответа.
-Даже убегаешь, - Александрия перебирала пальчиками по столу. - Не собираешься извиниться?
-За что?
-Ха-ха. За то, что не спас меня от тех верзил.
-Мне показалось, они тебе знакомы.
-Нет. Если не учитывать тот факт, что их послал мой отец, - Экс с улыбкой пожала плечами, а Михаил незаметно кивнул.
-Видимо он тебя сильно любит, раз так опекает.
-Любит? Не-ет. Заботится, дорожит, уважает, - Девушка один за другим загибала пальчики, - но не любит. Любить можно только вино. Ну, или виски.
-То есть ты спокойно сознаешь, что отец тебя не любит. Или просто не допускаешь этого.
-Мне хватает должного уважения, а большего я не требую. Я знаю, для чего создана и чего заслуживаю.
-И ты полностью уверена в своих суждениях? – Михаил медленно поглаживал подбородок, изредка переводя взгляд с девушки на вид за окном.
-Нужно уметь абстрагироваться от ненужных эмоций и чувств.
-То есть приравнивать себя к животному, - голос мужчины вдруг стал тверже, когда он увидел на улице прошмыгнувшего мимо белого кота. - Жить одними инстинктами глупо. Слишком уж велики ограничения.
-Ошибаешься. Хочешь, покажу на примере?
-Было бы интересно.
-Видишь вон ту? – Экс указала на девушку, сидящую чуть поодаль, подбирающую салфеткой падающие слезы. – Плачет и думает: «Я рождена для любви». Черта с два! Чтобы жрать, заниматься сексом и захламлять Землю себе подобными.
-Откуда столько пессимизма? Вон ее кавалер вернулся, - к девушке подошел мужчина, приобнял за плечи, что-то прошептал на ухо. - Обнимаются, будто ничего не было. Влюбленные.
-Правда? А что же он минуту назад звонил запасной возлюбленной? Никак рыдал, - Александрия игралась с пепельницей, и шум трущегося о столешницу стекла слегка нервировал.
-Просто неудачный наглядный пример.
-А дальше этот пример поцелует ее для верности, ласково погладит по волосам, посадит в такси и пойдет ко второй единственной возлюбленной.
Михаил увлеченно наблюдал, как парень действовал в точности по сценарию, придуманному Экс. Разве что сначала произошли манипуляции с волосами, а следом поцелуй. Михаил ухмыльнулся и закурил, Экс пальчиком указала в сторону, предопределяя направление выходящего изо рта собеседника дым.
-Но ведь что-то же их связывает, - мужчина откинулся на спинку стула, увеличив дистанцию между собой и девушкой. - Он ведь не бросил ее.
-Природное стремление к полигамии, - Экс в ответ склонилась над столом, возвращая украденные сантиметры.
-А, может, чувства? – Михаил неожиданно швырнул сигарету в пепельницу, к счастью, попав в цель, и скрестил руки на груди.
-Чувства, - с выражением повторила Александрия, растянувшись на стуле. – Милая детская сказка.
-Разве любовь матери к ребенку – сказка? – пошел в атаку Михаил. – Скорбь по умершему – притворство? А жертвенность ради жизни другого?
-Глупость, - девушка всплеснула руками. - Люди – жертвы стереотипов. Сковывают себя глупостями, обкладывают кирпичами правил, а потом боятся перебраться через эту стену. Нужно уступать место старшим, не вести себя аморально, быть таким как все – аморфной амебой. Все, что волнует людей, - их собственные персоны.
-И они идут на смерть ради себя?
-Да. Ради собственного успокоения, а для вида прикрываются помощью ближнему. Смерть. Ха. Это больше спасение.
-Могу его тебе обеспечить, - Михаил усмехнулся.
-А ты ангелом смерти заделался? – Экс прикусила нижнюю губу и чуть склонила голову.
-Знаком с парочкой, - мужчина засмеялся над настойчивыми попытками соблазнения со стороны Александрии. – Вернемся к любви. Что думаешь?
-Ты все еще не насытился пессимизмом?
-Во мне для него отведен отдельный резервуар.
-Тогда слушай и ужасайся. Любовь – это все из той же песни. Человек сам придумал – сам поверил. И каждый хочет получить свою порцию вселенской любви, а отдать никто не желает. Есть привязанность, есть благодарность, есть страсть. А любви нет. Мне с ней встречаться не приходилось. А ты испытывал… Любовь? – спросив, Александрия задумалась, и Михаила затянул омут размышлений. Он никогда не любил. Он не злился, не смеялся, не боялся, не жалел. Михаил знал лишь чувство долга и ничего более. На мгновение он почувствовал себя никем, слугой, машиной. А что же он все это время делал? Когда успело пройти отпущенное время? А, может, и вправду было бы лучше…
-Нет. Я не любил, - ответил мужчина.
Но Экс промолчала, отдав Михаила на съедение новым мыслям.
Равнодушие. Холодное безразличие к миру. Почему он знал лишь это? Михаил встречался с братьями, которых не видел годами, без тени улыбки и радости, убивал без дрожи в теле, не сочувствуя и не жалея. Но это не был признак малодушия, ведь для этого, как ни крути, необходимо обладать душой, а Михаил сильно сомневался в ее наличии.
-Думаю, ты немного потерял, - Экс вывела Михаила из состояния транса, подув в коктейльную трубочку и вызвав тучу брызг и пузырьков внутри стакана. – Что за отраву здесь подают?
Александрия забавно скорчилась, и Михаил улыбнулся.
-Что? – соблазнительница снова стала стрелять глазками. Михаил смотрел на нее и диву давался, как при крайней степени пессимизма она умудрялась получать удовольствие от жизни. Аномалия.

***

Через дорогу в идентичном кафе за столиком у окна сидел Алексей, заманивая цепким взглядом девушку, то и дело смущенно отводившую глаза. Если бы бедная овечка могла видеть ауры, то потеряла бы от ужаса сознание: сердце Лени бешено колотилось, в секунду испуская тысячу дьявольских импульсов, кровавыми нитями подбиравшихся к жертве, все сильнее опутывая и сжимая в объятиях поддельной любви. Девушка уже не могла сопротивляться необъяснимому притяжению, робко повернулась на барном стуле к Лене, грудь ее тяжело вздымалась, разум начинал путаться. Алексей встал и с самодовольной улыбкой, предвкушая вкус молодых губ, пошел к девушке, но остановился в паре шагов от цели. Перед ним пронеслась черная тень, доступная лишь сверхъестественному взору. Сущность – шинши – приникла к уху Алексея и зашептала, дьявольски быстро, без продыху. Чем больше шинши говорил, тем мрачнее становилось лицо Лени. Шепот был сравним с резьбой тонким лезвием по стеклу, оставлял тонкие и глубокие прорехи в разуме Алексея.
Весь вечер шинши наблюдал за Александрией и ее спутником, вызывавшим дикий ужас у сущности. Он рассказал каждую мелочь, каждое слово, каждый звук, что слышал, передал каждый жест и движение, ничто не упустил шинши. Выслушав рассказ, Леня отмахнулся от сущности, быстро исчезнувшей в ночи. Проходя мимо девушки, он приподнял ее личико за подбородок, удрученно вздохнул и отправился прямиком в Балтерком.
Едва Алексей вышел из кафе, шинши бесшумно подкрался к брошенной девушке, склонил уродливую голову, скрытую балахоном, и пронзил разум жертвы мерзким шепотом. Глаза девушки остекленели от необъяснимого страха, дыхание участилось, и спустя секунды помещение сотряс крик ужаса.

***

С места, где сидели Экс и Михаил, можно было рассмотреть часть кухни, на которой устало копошились повара, разгребая посуду, скопившуюся на рабочих местах. До закрытия кафе оставалось двадцать минут, так что с каждой секундой порыв поварешек вырваться из рабочего плена становился все сильнее и отчаяннее.
Собеседники уже долгое время наблюдали за ними, перемывая косточки каждому повару, одному за другим.
-То есть, тебе нравится парень, который не печет, а жарит? – с полуусмешкой спросил Михаил, беспощадно убивая очередную сигарету.
-Да, - машинально ответила Экс, но спустя мгновение задумалась о двоякости вопроса.
-А что, я тебя понимаю, - мужчина пожал плечами, наблюдая, как девушка уже угрожающе протянула в его сторону указательный пальчик. Но колкости не суждено было сорваться с ее губ.
Снаружи, на улицу выбежала девушка, она визжала, пыталась заткнуть уши, чтобы заглушить чужой голос, прокравшийся в ее голову, но он становился лишь отчетливее, девушка металась из стороны в сторону от безысходности, раздирала в кровь кожу на лице, гримаса ужаса сливалась со страхом. Все закончилось быстро. Нить ее жизни оборвалась, и девушка замертво упала на холодный асфальт.
Кто-то выбежал на улицу в надежде оказать помощь, к сожалению, уже погибшей, а Александрия и Михаил остались в стороне. Мужчина сосредоточенно смотрел на труп, слегка сощурив глаза, и с минуты на минуту собирался последовать за убийцей. Александрия предпочла стоять в стороне, не в силах сделать шаг ближе. Шинши, а это, несомненно, был их подчерк, убивали только по заказу, иначе на умерщвление накладывался негласный запрет. Девушка безмолвно наблюдала, как люди вызывали скорую помощь, пытались предпринять меры по спасению, а Экс, глядя на них, понимала, что недавняя прихоть Балтазара была обоснованной, в город действительно нагрянула новая сила, и в чем заключается ее цель неизвестно. И если даже высшие демоны забеспокоились, значит все скверно.
Александрия захотела побыстрее распрощаться с Михаилом и добраться до дома, там то уж она сможет получить вразумительные разъяснения. Проблем с прощаньем, к удивлению, не возникло, Михаил тоже спешил по неотложным делам. Они разошлись быстро и без лишней болтовни.

***

-Эта вертихвостка сбивает все мои планы, - Балтазар задумчиво вертел в руках кинжал, с особым упоением проводя загрубевшими пальцами по ржавому лезвию.
-Они же просто разговаривали. Ничего такого, - Леня стоял почти у выхода из кабинета, не рискуя подойти ближе.
-Она выбрала не того спутника.
-Но ведь ей все можно объяснить…
-Нет. Она слишком падкая до мальчишек вроде него. Он пробудил в ней любопытство, а это уже финишная черта. Теперь он будет ей манипулировать.
-Экс ведь твоя дочь! – не сдержавшись, выкрикнул Алексей и тут же осознал свой промах. Балтазар поднял на него взгляд, пронзительный и тяжелый, радужка глаз, ставшая алой, пульсировала, приводя в еще больший ужас.
-Я зашел слишком далеко. Слишком! Чтобы теперь все бросить из-за этой вздорной девчонки, - он снова взглянул на кинжал, переполненный странным нежным чувством. - Едва приблизившись к возможности победить в пари, я ощутил это сладкое упоение властью. Всего лишь жалкую каплю, но как она была сладка. Поистине, Ева едва ли ощутила и миллионной доли этого блаженства, поддавшись искушению. А договор расставил все точки над и. Отступать некуда, Алексей. Ты и представить не можешь, что ждет того, кто затеял игру с Дьяволом, и вышел из нее победителем.


Жизнь нужно прожить так, чтобы было стыдно рассказывать, но приятно вспоминать
 
CrazZzy_BukaДата: Вторник, 28 Август 12, 23:25 | Сообщение # 7
Young Dreamer
Сообщений: 768
Награды: 38
Репутация: 18
Статус: Offline
Глава 5.

Для того чтобы убить, не обязательно носить оружие.
Неизвестный автор.


-С-с-скоро все исменитс-с-ся! – сквозь пронзительное шипение и взвизгивания, если приложить немалые усилия, можно было разобрать слова. Шинши лежал на земле, барахтаясь, извиваясь, черная ткань его невесомого балахона вздымалась от беспорядочных брыканий демона и сливалась с темными покровами ночи. Шея сущности была стиснута сильной рукой Михаила, и ничто не могло ослабить его стальной хватки.
-Кто тебя послал? – спокойно в очередной раз спрашивал мужчина.
-Его власс-с-ть падет! Равновес-с-сие канет в небытие! – продолжал шипеть шинши.
-Кто тебя послал? – повторил вопрос Михаил, откинув с лица демона капюшон и обнажив уродливую морду, похожую на черную кожаную маску, что продают в магазинах страшных сувениров. Глаза-щелочки магнитно-синего цвета еще уже сощурились, увидев скудный лунный свет, демон пронзительно завизжал, его рот искривился, выставив напоказ острые конусообразные зубы, нижняя челюсть дрожала.
-Мир погрус-сится во тьму! Мы будем купатьс-ся в крови…
-Кто?! – рявкнул, не выдержав, Михаил, чем еще сильнее испугал шинши, тело демона затряслось, но вдруг замерло, и уродливые черные губы расплылись в улыбке.
-Балтас-с-сар…
-Что тебе было приказано? – мужчина приставил ко лбу демона дуло пистолета, ожидая ответа, шинши прекрасно сознавал, что от смерти его отделяет лишь пара слов.
-С-с-следить, - отрезал демон.
-За кем? – дуло плотнее прижалось к коже.
-Са вами.
-Точнее.
-Тобой и с-с-суккубом, - последнее слово он особенно тщательно прошипел, находя в этом нотку удовольствия.
-Александрия?
-Алекс-сандрия-а-а… - демон расплылся в блаженной улыбке, вызвав неописуемое отвращение у Михаила.
-Что Балтазар задумал?
-С-смерть.
-Зачем ему убивать дочь?
-Ее убьеш-шь ты… - и демон яростно завизжал, что было равноценно мольбе о смерти, в которой Михаил не мог отказать и мгновенно спустил курок. Мужчина встал с земли и еще раз окинул взглядом бездыханное тело, по крупицам начавшее просачиваться через землю на прародину, в Ад.
«Они подставят ее», - пронеслось в голове у мужчины. – «Джокер окончательно потерян».

***

-Балти, я не знаю, как все это произошло, - Экс прикрыла лицо ладонями, потом оттянула волосы со лба назад, она твердо упиралась локтями в поверхность стола, ища хотя бы в нем поддержку.
Балтазар неспешно ходил по кабинету, не смотря на дочь, он заложил руки за спину, и, казалось, полностью сосредоточился на подсчете собственных шагов, чтобы хоть чем-то заглушить хохочущий разум. Вид потерянной девушки чрезвычайно его забавлял, это было все равно, что смотреть на тирана, плачущего на груди у матери. Он привык к ее буйному нраву, раскрепощенности и странным выходкам, так что видеть ее выбитой из колеи было опытом совершенно новым.
Балти остановился напротив девушки, осматривая ее с ног до головы с пронзительностью рентгеновского излучения.
-Все оказалось лишь слухами. Мы все переполошились из-за глупой болтовни отребья.
-Но… А как же убийство? Я видела. Шинши свел ее с ума, - Экс путалась в чувствах, ее глаза бездумно скользили по пространству комнаты.
-Убийство. И что в этом такого страшного? – с улыбкой отмахнулся Балтазар.
-Страшного? Балти, да что с тобой? – девушка посмотрела на старика, пытаясь разглядеть в нем долю сумасшествия. – Ты же сам рассказывал мне это. Помнишь? Чистильщик?
-Ха-ха, - мужчина звучно загоготал, еще больше смутив Александрию. – Это же детская сказка. Людям рассказывают про бабайку в шкафу, а демонятам – про чистильщика, чтобы хоть чем-то усмирить их озорство.
-Тогда зачем существует негласный запрет на убийство? – серьезно спросила Экс, на что Балтазар перестал улыбаться. Отсутствие беззаботности в поведении дочери быстро ему надоело, и это двоякое отношение к девушке вдруг пробудило в нем давно забытое чувство, которое всегда рождало в нем общение с суккубами. Балтазар презирал их, считал жалкими проститутками на службе у высших демонов, но в то же время эти чертовки умели соблазнять как никто другой, не прилагая ни малейших усилий.
Старик медленно подошел к сидящей Александрии, крепко взял ее за плечи и нежно поцеловал в макушку.
-Ты переволновалась, - легко поглаживая мягкую кожу девичьего тела, Балтазар снова улыбнулся, и уголок губ как всегда защемило.
-Что-то действительно происходит. А ты вдруг сводишь все к шутке. Я не идиотка, Балти. Балти…? – Экс вдруг перестала понимать происходящее. Она чувствовала поцелуи на своей шее, мужские руки увереннее вцепились в хрупкую плоть, дыхание демона стало тяжелее, нутро девушки сжалось, и она встрепенулась. Балтазар на миг прекратил покрывать поцелуями Экс и склонился к ее уху:
-Мы все-таки не отец и дочь. Или ты так свыклась с этой ролью, что поверила в ее правдивость, - старик отрывисто засмеялся, Александрия тоже беззвучно захихикала, но вид ее был совершенно потерянным. На девушку обрушилась новая доля ласок и прикосновений. Пару минут Александрия терпела, но, едва Балтазар начал стягивать с нее платье, вскочила со стула, одернула одежду и, стараясь не встречаться с ним взглядом, быстро пробормотала:
-Я… Я не могу. Не сейчас, - Экс почти выбежала из кабинета, а Балти удрученно провел пальцами по губам.
-Значит, уже никогда, - потом он подошел к офисному телефону, нажал кнопку соединения с секретарем, и ему ответил тонкий женский голосок. – Анна…
-Юля, - робко поправила его девушка.
-Юленька, зайдите ко мне. У меня есть для вас одно дельце, - Балтазар отключил телефон и с улыбкой оправил густые волосы с проседью.

***

Вода на асфальте мелкими фонтанчиками разлеталась из-под ног Михаила, крупными стремительными шагами шедшего в неизвестном ему самому направлении, вода, будто предвещая его тяжелую поступь, заранее начинала лениво растекаться в стороны. Он спрятал руки в карманы, нахмурил брови, глаза сверкали во тьме, переполненные смутными чувствами. Рядом с мужчиной, беспорядочно кружась, летела белая дымка, то обгоняя Михаила, то облетая вокруг, отдельные частицы ее едва заметно поблескивали под лунным светом.
-Это был единственный рычаг воздействия на этого урода. Зачем только я послушался тебя. В чем был смысл – открыто встречаться с девчонкой? С чего мы вдруг взяли, что он не будет следить за похождениями дочери?
Дымка сделала очередной кульбит перед Михаилом, и на мгновение в ней проявились смутные очертания мужского лица.
-Сейчас за каждым углом ее может поджидать псевдо вурдалак с топором наперевес. Один ее неосторожный взгляд, и у меня не останется выбора, - мужчина зажал губами сигарету, прокрутил колесико зажигалки, но от чрезмерной резкости и силы движений чуть не испепелил бумагу вплоть до фильтра, так что ее хватило лишь на две затяжки. - Где ее искать? Рыжая голова на ножках… Это же одному черту известно!
Михаил посмотрел на тлеющую бумагу и швырнул бычок подальше, потом, не медля, грозной поступью отправился в бар Пекло, а белая дымка растворилась в ночи.
До рассвета оставалось около двух с половиной часов, когда Михаил ударом ноги открыл дверь бара, почти пустого: в углу за столом спал потрепанный мужичок, пуская слюни и бесчувственной рукой изредка покатывая опрокинутый стакан, за барной стойкой еще один, подперев ладонью голову, что-то несвязно бормотал, обращаясь к бармену, который с улыбкой на рябом лице как всегда протирал стаканы. Но, увидев Михаила, Сержик изменился в лице и отложил полотенце.
-Здарова, чертяга, - без тени улыбки громко произнес Михаил, рыжий прищурил один глаз.
-Бар закрывается.
-Пару минут потерпишь. Где Александрия? – Михаил облокотился о стойку, склонившись к бармену.
-Кто ты такой, чтобы допрашивать меня? – Сержик, не дрогнув, проделал то же самое. Расстояние между лицами едва ли составляло больше пяти сантиметров.
-Когда-нибудь ты узнаешь, - что-то сверхъестественное промелькнуло в глазах Михаила, и бармен вдруг отшатнулся, - но не сейчас. Где она?
-В последний раз вы высосали всю мою текилу и смотались.
-Есть варианты, куда ее могло занести?
-Куда угодно, - усмехнулся Сержик. – Вплоть до другой части света.
-Я должен найти ее, во что бы то ни стало.
-Время не спокойно, весь город взбудоражен, да и солнце скоро взойдет. Если учесть все аспекты, она должна быть дома.
-Пачкаться там он не будет… - еле слышно сказал Михаил, и направился к выходу.
-Не губи Экс, - произнес вдогонку Сержик, но дверь хлопнула, а собеседника захватил город, наслаждавшийся последками сновидений.

***

Экс сбежала из Балтерком, какое-то странное неведомое доселе чувство отвращения и презрения гнало ее от здания, которое она считала домом. Мысли девушки путались в истеричном круговороте, ища выхода, пытаясь сформироваться в некие суждения и выводы, но завинчивались пуще прежнего, еще больше осложняя ситуацию.
Что должна чувствовать девушка, к которой недавно приставал человек, под чьим заботливым крылом она расцвела, стала взрослой, который имел статус отца, всегда с радостью исполнял девичьи капризы и прощал шалости? Смущение? Отвращение? Страх? Растерянность. Александрия и предположить не могла, что перед ней когда-нибудь встанет задача ублажать отчима, удовлетворять его похоть, претворять в жизнь грязные мысли. Даже для самой развратной демоницы это выходило за грани разумного.
Пустой взгляд, отягощенный путаными мыслями, вяло скользил по урбанистическим пейзажам в поисках зацепки, способной вывести из состояния забвения, избавить от сводящего с ума непонимания. Но каждая деталь улицы наваливалась на плечи дополнительным балластом, погружая Экс глубже в топь отстраненности от мира. Александрия шла по мосту, далекие огни дорожных фонарей расплывались в блеклые ржаво-желтые пятна, совсем далеко, позади тысячи зданий, начинал робко проглядывать красноватый солнечный свет. От вида трепетного лучика девушке стало противно, и она быстро свернула в ближайший закоулок, где ее с прежней силой обняла тетушка тень.
В узком переулке между пятиэтажными панельными домами гулкий звук шагов был предельно громок и четок. Шаг, два, три. И вдруг звук стал громче, у Экс появилось ноющее чувство, когда кто-то буравит тебя взглядом, и желание обернуться и убедиться в своих подозрениях – единственное, что волнует.
Ножки засеменили быстрее, темп шагов преследователя тоже возрос. Александрия боялась, нутро подсказывало, что за ней увязался не просто похотливый мужчина, а демон, представлявший непосредственную угрозу ее блудной жизни. Поддавшись страху, Экс перешла на бег и одновременно обернулась, но камень, выбившийся из монолита асфальта, не дал ее ножке сделать очередной шаг, девушка споткнулась и упала. Преследователь – жилистый, высокий мужчина в кожаной куртке, узких штанах и массивных ботинках на шнуровке, медленной поступью приближался, симпатичное лицо, искривившееся в мерзкой усмешке, вмиг стало превращаться в звериную морду, короткие поставленные ежиком волосы – в густую шерсть, на пальцах рук выросли длинные темно-коричневые когти.

***

Рисунок на обоях расползался в стороны по мере того, как к ним то и дело приближался кулак, другая рука уперлась в шероховатую поверхность стен. Михаил буравил взглядом пол, порыв разнести комнату с каждой минутой становился все сильнее, и чтобы подавить зверское желание, мужчина изредка поглядывал на пистолет, лежащий на прикроватной тумбочке. Магазин раскалялся в предчувствии появления внутри двух новых пуль, изящных, ледяных и смертоносных. Михаила все сильнее тянуло к оружию, рука уже ощущала шершавость прохладного металла, но мужчина противился чувству, хотя ничего не мог изменить.

***

Мысли в ужасе разбегались из головы Александрии, оставляя пустой разум на потеху страху. Она даже не могла долю секунды посвятить торжеству своих предположений – девушке действительно угрожала опасность, и Балти неспроста стремился огородить ее от напастей. Экс была неспособна даже на элементарные мысли и действия, будь то заговорить с демоном или придумать путь спасения – беспомощна как дитя. Куда же исчез верзила телохранитель, когда она был так нужен? Где был Балти? Леня? Где все? Александрию вот-вот отправят в ссылку к темному прародителю, и спасения ждать не от кого.
Перевертыш, скаля зубы, шаг за шагом приближался к Экс, глаза его сияли от ликования, волосатые пальцы подрагивали от желания рассечь теплую плоть и ощутить ее нежный, слегка солоноватый вкус. Демон зарычал, Александрия отползла чуть дальше, и вдруг позади нападающего пронеслась темная дымка, а скудные звуки ночи обогатились свистящим шепотом. Сущность металась вокруг перевертыша, отвлекая его от жертвы, так что Экс, воспользовавшись моментом встала, но сбежать не успела – шинши растворился во тьме. Зверь обратил на дрожащую девушку бешеный взор, замахнулся когтистой рукой, рванулся к Александрии, Экс инстинктивно выставила руки вперед, чтобы защититься, и отвернулась, крепко зажмурив глаза. В сотые доли секунды, когда ее участь должна была решиться, между перевертышем и суккубом пронесся шинши и вложил в хрупкую руку Экс ржавый кинжал, в следующий момент вонзившийся в грудь зверя.

***

Гостиницу сотряс яростный вопль мужчины.
Девушка на ресепшене, этажом ниже, раскладывавшая очередную Косынку щелкнула мышкой и округлившимися глазами посмотрела на потолок.
Михаил буйствовал в номере: он все-таки раздробил часть стены, к которой так долго примерялся, познакомил шкаф со столом, а кашпо с цветком - с изголовьем кровати. Не мешкая, мужчина схватил пистолет и с разбега сиганул в открытое окно. Учитывая отсутствие зевак на улице, не было необходимости придумывать объяснения по поводу случившегося. Едва Михаил лишился земли под ногами и отдался в объятья ветру, из спины его вырвались два черных крыла, дарованных светом и тьмой, и вознесших его до пустоты ночных небес. Мужчина давно забыл это ощущение полета, поэтому поспешил вернуться в прежнее состояние, опустившись на крышу. Достав из-за пазухи пистолет, Михаил вынул магазин и посмотрел на почти белые мерцающие пули.
Игра вышла из-под контроля. Слепое повиновение хозяевам забыто. А значит, и он теперь будет действовать иначе, так, как угодно, прежде всего, ему, а не чудакам, надевшим ризы святого и грешника.

***

Перевертыш отшатнулся от легкого толчка Экс и замертво рухнул, лицо вновь стало человеческой маской, скрывавшей обличие зверя. Девушка еще не до конца осознавала произошедшее, поэтому упустила из виду, как со скоростью молнии перед ней пронесся шепчущий демон, захватил костлявой рукой, невидимой под воздушным рукавом, кинжал и исчез. Изменения ускользнули от внимания Экс, которое, впрочем, не могло сосредоточиться ни на чем. Мысли судорожно пытались собраться в единое целое, сформировать хотя бы жалкий вывод из ситуации.
На Экс только что напал демон. И он мертв, причем убийству не находилось логических объяснений. Таким образом, был нарушен негласный запрет – не убей брата своего. И согласно историям, которые давным-давно Балтазар рассказывал Александрии, еще ребенку, преступление пробуждает древние силы, могущественные и беспощадные, хотя всего час с небольшим назад, Балти назвал это глупой детской сказкой. Но Экс уже судорожно соображала куда ей бежать. И от чего прятаться. От вымысла? От новых преступников? От Его возмездия? Без понятия. Просто бежать. Но куда? Домой? К Балти? Нет. В бар? Или просто носиться по городу?
Взбудораженный разум дробью выстреливал десятки вопросов, а ответы не желали объявляться. Все, что сейчас было нужно Александрии, - это безразличное молчание и убежище. Хотя к кому бы она ни объявилась, ее бы тут же завалила лавина встречных вопросов. И только один человек мог проигнорировать ее внезапное появление и не требовать разъяснений. Не отдав на съедение мыслям больше ни капли времени, Экс понеслась вперед, прямо в пасть сумеречных кварталов города.

***

Подоконник издал резкий скрип, как только Михаил, крепкий и увесистый, сел на него, поспешив спрятать крылья под завесой темноты. Он уже долго раздумывал, когда отправиться на поиски Экс: немедленно, или едва солнце вновь сядет, ведь рассвет был совсем близок. Михаил, вымеряя каждый шаг, подошел к прикроватной тумбочке, вынул из-за пазухи пистолет и собирался положить его на деревянную поверхность, но дверь номера неожиданно распахнулась. В комнату вломилась Александрия, воздух раскалился и начал слегка шипеть, на ходу сбросив туфли, девушка без стеснения разделась, причем ее скорости мог позавидовать любой армеец – не успела бы сгореть и третья доля спички. Пальто и платье бесшумно упали на далеко не чистый пол, Экс осталась в одном кружевном белье, огненные волосы развевались без ветра, тело пылало, каждая клеточка ныла от перевозбуждения и мучилась в истощающих конвульсиях. Александрия не проронила ни слова и не удостоила Михаила даже беглым взглядом, запрыгнула на кровать, спешно закрыла глаза и уснула, грудь ее вздымалась с трудом.
Михаил тяжело откинул голову и не двигался пару минут. Потом он снова спрятал за поясом пистолет, обогнул кровать и захлопнул дверь номера, которую не удосужилась закрыть его незваная гостья, ворвавшаяся как гром среди ясного неба. Мужчина устало расстегнул пуговицы на рубашке и бросил ее на пол, задумываться о порядке было не время, прошел в дальнюю часть комнаты и упал на захудалый стул, облокотившись руками о колени.
Взгляд его скользил по изгибам женского тела: стройные длинные ноги, округлые бедра, узенькая талия, хрупкие плечи, изредка подрагивающие руки, тонкие изящные запястья, трепещущие пальцы, тяжело вздымающаяся грудь, рыжие волосы, от которых вот-вот могло запылать покрывало, и это волшебное завораживающее лицо, что приходит во сне любому мужчине. Экс лежала наискосок кровати, так что занимала все ее пространство, что было трудно осуществимо для такого миниатюрного создания.
Ангельская внешность и сущность проститутки. Отдайся, чтобы жить. Поцелуй – копейка.
Едва перед глазами Михаила представала продажная демоница, прыгающая в объятия к каждому встречному, его передергивало от отвращения. Но он не мог прекратить смотреть на летящий изгиб тонких бровей, прикрытые фарфоровыми веками с еле заметными голубоватыми прожилками глаза, вздорный носик и розовые губы, любившие и ненавидевшие поцелуи.
Бессонница. Вот что грозит любому мужчине, оставшемуся наедине с обворожительной спящей девушкой в одном полупрозрачном белье. Терзания. Это был бонус, полученный Михаилом благодаря работе. Все те часы, что он провел, наблюдая за Александрией, он видел вокруг нее золотой ареол, упрямо взывавший к сущности и требовавший действий, чувствовал жар раскалившегося металла пистолета, как дрожали в нетерпении пули. Но Михаил недвижимо смотрел на девушку.
И, когда истекали сутки, что Экс провела во сне, а Михаил в наблюдении, золотистая дымка, отчаявшись, растворилась.
Сон опутал Александрию крепкими цепями, резко оборвавшимися в один миг, девушка открыла глаза и осмотрелась, бодро, будто вовсе не спала. У окна курил Михаил, обратив взор к небу, отстраненно, сигаретный дым быстро смешивался с воздухом, а пепел падал без ведома мужчины. Он не заметил пробуждение Экс. Александрия еще раз окинула комнату растерянным взглядом, с трудом припоминая предшествующую ночь. Увидев, что лежит в одном белье, Экс подгребла к себе покрывало, чтобы прикрыться, прежде она не испытывала такой потребности, скорее наоборот, стремилась обнажиться у всех на виду. А сейчас она смущалась. Михаил обернулся на звук возни, и вверг девушку в легкий ступор.
-Могла предупредить, что отнимешь у меня сутки свободного времени, - мужчина присел на подоконник, засунув руки в карманы штанов.
-Сутки? – переспросила все еще потерянная Экс.
Мужчина кивнул в ответ, на что девушка растерялась пуще прежнего. Последний раз она спала, будучи ребенком, потому что еще не могла подпитываться энергией, которую необходимо красть у мужчин. Но и тогда сон едва ли дотягивал до пяти часов. Сутки?! Целые сутки она была беззащитна перед лицом возмездия за совершенное убийство. Спящая жертва – что может быть проще? Но… Почему же никто не пришел, чтобы расправиться с ней? Михаил не упоминал о визите сверхъестественных сил, намеревающихся превратить его номер в место экзекуции. Так может, и нет никаких сил? Чистильщик – действительно, просто детская сказка?
-Эй. Так ты объяснишь, в чем дело? – Михаил пытался дозваться Александрию уже пару минут.
-Дело? – очнулась Экс. – Да нет никакого дела. Просто загулялась, устала, домой идти было далеко, вот я и зашла к тебе. Как вижу, ты не охотник принимать гостей. Так что если из-за меня ты лишился каких-нибудь пятисот рублей зарплаты, я их тебе отдам.
Александрия тараторила без устали, чтобы хоть как-то подавить подступивший дьявольский голод, упрямо провоцировавший девушку поцеловать Михаила, но Экс боролась с желанием, избегая даже мельком взглянуть на мужчину, что доставляло ей еще большие мучения. Михаил с интересом наблюдал за поведение сбитой с толку девушки и находил в этом толику удовольствия, при нем Александрия всегда была собрана, напряженная как струнка, обворожительная и держащая каждую мелочь под контролем. Сейчас все было в точности наоборот, разве что она была так же прекрасна, хоть и в другой манере. Экс, придерживая покрывало у груди, нагнулась вниз с кровати, чтобы достать скомканное платье, но, вспомнив о голой спине, села обратно.
-Не подашь мне платье? – с услужливой улыбкой пролепетала Александрия, с трудом выдерживая не наброситься на Михаила, но не в силах отвести взгляд. Эти колкие пронзительные глаза, щетина, густые, местами всклокоченные черные волосы, мускулистое тело, крепкий торс в обтягивающей майке.
«На черта он надел эту майку?!» - еще секунда, и Экс потеряла бы контроль. Михаил, вздохнув, нагнулся за платьем, и Александрия, почти плача прикусила губу.
«Какая задница!» - пронеслось у девушки в голове.
К, счастью, Михаил быстро вручил Экс одежду и отошел к окну, наблюдая за происходящим снаружи. Александрия отшвырнула покрывало, стремительно натянула платье, успела поправить волосы и легонько постучать кончиками пальцев по коже лица. Михаил все еще стоял у окна, и тут терпение девушки иссякло, и Экс ухватила мужчину за мягкое место, брови Михаила удивленно приподнялись.
-Ты ущипнула меня за зад? – он посмотрел на частично ублаженную Александрию чуточку сурово, и при этом изумленно.
-Да. А что такого? – совершенно серьезно ответила Экс. – Ты же держал меня за руки. Это нормально.
-По-твоему, это одно и то же?
-Я за равноправие частей тела. Представь, как одиноко твоей попочке, а я ее раз, и оживила.
На Михаила напал легкий ступор, продлившийся лишь пару мгновений.
-Ну раз это не нарушение приличий, - мужчина хотел схватить Экс, девушка увернулась, но сразу же попалась в другую ловушку, и Михаил прижал ее к стене, свысока смотря на псевдо невинное красивое личико.
-Мне идти нужно. И поесть, - Александрия посмотрела Михаилу в глаза и с трудом отвернулась, он был так близко, желание так сильно, от соблазна ее отделял лишь поворот головы.
-Могу заказать что-нибудь. Мы ведь в гостинице, - Михаил был чрезвычайно собой доволен, он погрузил Экс в состояние, в которое она приводит мужчин, разъедаемых жаждой похоти. Он видел, как девушка мучилась, боролась с собой, но ей это определенно нравилось. И Михаил был прав, Александрия чувствовала его дыхание на своей коже, но вместо того, чтобы остужать, оно еще сильнее горячило. Больше всего Экс хотела поддаться желанию, но это было меньше всего ей нужно.
-Боюсь, у них нет подходящей еды.
Михаил едва заметно улыбнулся, убрал руку, преграждавшую девушке путь, и Экс мгновенно выбежала из номера, а на стене осталась капелька ярко-розовой крови. Ноги по инерции несли Экс по коридору, девушка изредка облокачивалась ладонью о стены, чтобы не упасть, забыв прежнюю брезгливость. Внезапно у Александрии зарябило в глазах, оно пошатнулась и задела тумбочку, увенчанную вазой с искусственным цветком, но Экс с трудом изловчилась и спасла творение горе-искусника.
В этот момент из двери напротив вышел уже знакомый Александрии парнишка, он с ноткой удивления посмотрел на девушку и улыбнулся. Бедняга. Хлипкая ниточка терпения с лязгом оборвалась, Экс, собрав все оставшиеся силы, толкнула парнишку в грудь обратно в комнату и захлопнула дверь. Парень совсем растерялся, не зная, что делать: кричать или радоваться, но спустя миг он с уверенностью выбрал второй вариант. Вкус сладких как райские яблоки губ опьянял его, требовательность возбуждала, парень забыл, что уже испытывал эту бурю чувств, поэтому познавал их вновь и одновременно снова забывал. Экс уже много лет не испытывала подобного голода, так что мальчику пришлось туго. Страсть, бушевавшая в его крови, медленно кочевала из его уст в уста Александрии, и ничто не могло заставить ее остановиться.
Но вдруг девушка ощутила на бедрах прикосновение мужских рук, не юношеские робкие касания, а ласку зрелого мужчины, по оголенным плечам пробежал холодок, оставленный поцелуем кого-то другого. Александрию сначала это забавляло, но постепенно с нарастающей скоростью, превратилось в нечто, вызывающее отвращение. Ей казалось, что она играется с одним и одновременно целуется с другим мужчиной. Экс передернуло и, поддавшись необъяснимому чувству, она оттолкнула мальчишку, разгорячено взглянувшего на девушку, он воспринимал происходящее как часть игры. Опомнившись, Александрия снова поцеловала его, с пущей страстью. Спустя пятнадцать минут ласок парнишка упал, едва заметно улыбаясь, дыхание его было поверхностным и слабым. Экс в упоении откинула назад голову, потом посмотрела на мальчишку.
«Опять вызывать скорую.» - удрученно вздохнула она.


Жизнь нужно прожить так, чтобы было стыдно рассказывать, но приятно вспоминать
 
CrazZzy_BukaДата: Вторник, 28 Август 12, 23:26 | Сообщение # 8
Young Dreamer
Сообщений: 768
Награды: 38
Репутация: 18
Статус: Offline
Глава 6.

Острые клинки прячут в самые мягкие ножны.
The Tudors.


-Почему ты не дал мне разделаться с ней?! – Ромас, подельник Балтазара, всеми фибрами души ненавидевший Александрию, трясся от возбуждения и ярости. Голос, нечто среднее между трубой и львиным рыком, сотрясал стены, так что девочка-секретарь, сидевшая в соседней комнате, то и дело вздрагивала и уже отчаялась выпить стакан воды. Глаза демона, налитые кровью, буравили спину Балтазара, жилы на шее бешено пульсировали, пальцы мертвой хваткой вцепились в поверхность стола.
-Заткнись Ромас, - Балти повернулся к демону, глядя исподлобья. – Если по твоей вине треснут витражи, я тебе язык отрежу.
Ромас краем глаза взглянул на окна, сверкающие сотнями ярких рисунков искусно выполненных витражей, прежде он не бывал в этой комнате, святой святых Балтазара. Маленькое квадратное помещение, где едва помещался круглый стол, с резьбой на каменной столешнице.
-Ты обещал ее мне, Балтазар.
-Неужели? От работы с клиентами у тебя явно произошло завихрение мозгов.
-Убить эту шлюху – все, чего я хотел! – заревел Ромас. Балти медленно обогнул демона и, зайдя со спины, резким движением обхватил его шею и приставил к виску кинжал.
-Еще раз откроешь рот, не увидишь моего триумфа.
-Я понял, - высвободившись из крепкой хватки, Ромас оскалился, но так, чтобы этого не заметил Балтазар, который вернулся на прежнее место и бережно положил кинжал в центр стола, так что резьба полностью совпала с очертаниями оружия. Ромас замер в изумлении.
-Копье Лонгина…
-Если быть точнее, наконечник. Сто сорок три года я хранил его, берег как зеницу ока.
-Как он уцелел?
-Священники лелеяли его тысячелетиями и до сих пор уверены, что он смирно лежит в соборе Святого Петра или в Хофбурге. Глупые ризоносцы.
-Ты уверен, что это точно оно? – Ромас склонился над копьем, тщательно рассматривая оружие, но избегая прикасаться к нему. Ржавое потемневшее от времени лезвие, на острие которого запеклась кровь того, чье имя теперь прославляют миллиарды, никакой резьбы и украшений, лишь древний металл, закаленный неверием в Бога. Балтазар ухмыльнулся и, к удивлению собеседника, провел загрубевшими пальцами по лезвию.
-Его невозможно не узнать. Лишь Божья кровь пахнет состраданием и болью за род людской. Лишь копье несет смерть всему сущему.
Ромас благоговейно протянул руку к наконечнику, но в последний момент одернул ее. Он боялся, преклонялся перед могущественной силой, что было несвойственно демону.
-Орудие Дьявола и частица Бога воедино. Звучит невероятно. Мой дед ночами напролет пересказывал, как Лонгин пронзил подреберье Христа, и кровь стекала по металлу. Ах… Почему мне не довелось присутствовать при распятии? – Балтазар улыбнулся. – Орудие Страстей мое.
-Балтазар, - нерешительно обратился Ромас, на что демон разъяренно поднял глаза. – А что с Михаилом?
-Мефистофель придет через два дня. Всего два дня мы не должны давать повода. Александрия мертва. У него больше нет возможности подобраться к нам.
-С таким раскладом победа нам обеспечена.
Балтазар разгневанно взглянул на Ромаса.
-На черта ты сказал это?! Едва до Них доходят подобные слова, все… - он не успел закончить фразу, дверь легонько отворилась, и сквозь образовавшуюся узкую щель еле слышно залепетала секретарша.
-Что?! – рявкнул на нее Балтазар.
-Пришла Ваша дочь.
Демон, переполненный палитрой путанных чувств, посмотрел на Ромаса, которому стало не по себе, Балтазар схватил кинжал и широкими шагами направился к неожиданно объявившейся Александрии.
Экс была на редкость молчалива и отвлеченно вертела в руках бокал с коньяком в кабинете Алексея, пока парень пытался вытащить из девушки хоть одно слово. Александрия находила мерцание янтарной жидкости завораживающим и более интересным, чем истеричного молодого человека, заваливающего вопросами. Леня казался ей таким приставучим, вплоть до отвращения. Да и парень в какой-то момент понял, что переигрывает, и сразу умолк.
Немного погодя дверь распахнулась и со стуком ударилась о стену, в комнату вошел Балтазар, рыская по комнате хищным взглядом, но, обнаружив Экс, он ни на долю не смягчился.
-Где ты была? – металлическим голосом спросил демон.
-Гуляла, - Экс, не удостоив отчима вниманием, залпом выпила коньяк.
-Ты должна была предупредить меня.
-Зачем? Раньше ты не требовал отчета о моих похождениях, - девушка потянулась с кошачьей грацией.
-Я волновался, - Балтазара передернуло от фальшивой слюнтяйности.
-С чего вдруг? Сам же говорил, в городе все спокойно, - Экс спрыгнула с барного стула и, проходя мимо Балтазара, сказала, - не трепи себе нервы, не мальчик ведь.
Тело демона содрогнулось от ненависти, и, с трудом заглушив звериный вопль, рвущийся из груди, он схватил девушку за локоть и тряпичной куклой бросил ее к стене, так что от удара задрожал столик, уставленный бутылками, а Алексей, стоявший рядом, отпрянул от неожиданности. Экс взялась рукой за голову, пошатнулась, но, быстро придя в себя, с неописуемой яростью посмотрела на Балтазара.
-Ты в конец одурел? Плешивый придурок!
-Заткнись! – лицо демона было настолько напряжено, что от каждого сокращения мышц проступала его истинная физиономия , будто из человека вырывалось наружу нечто отвратительное и устрашающее, но Экс не замечала происходящих с отцом метаморфоз.
-Где ты была?!
-Не смей повышать на меня голос! Особенно из-за своей сексуальной неудовлетворенности!
Былтазар замолчал и закрыл глаза, но дыхание его было тяжелым и частым. Он заговорил спокойно, но стремительно перешел на крик.
-Ты оглохла? Я спросил, где ты шлялась, рыжая курица!
Экс медленно приблизилась к отчиму, встав почти вплотную к мужчине, без тени страха посмотрела в его пульсирующие алые глаза и с самодовольной улыбкой помахала у него перед носом ручкой с поднятым вверх средним пальцем.
-Чуешь, чем пахнет? Прости, недостаточно ароматно. В моей попке меньше пряностей, нежели в человечьей.
Балти с трудом усмирял бушевавшее внутри желание – не прилагая особых усилий, раздробить дочурке череп, чтобы больше не слышать ее самоуверенные пустые угрозы. Раз – и вместо суккуба бездушное тело. Но Балтазар не имел права марать руки, поэтому, дрожа всем телом от нетерпения, бесстрастно сказал Александрии:
-Убирайся.
-Полегче, папочка, - Экс, потянувшись за бутылкой виски, сделала это как можно развязнее, напоминая Балтазару о его неудавшихся приставаниях, и, мурлыча под нос незамысловатую мелодию, вышла из комнаты. Едва за стеной затих стук каблуков, Балти жестом выгнал Ромаса следом за дочерью и обратился к незаметно стоящему в стороне Алексею, чрезвычайно растерянному.
-Убей ее. Мне плевать, где и как. Хотя… Лучше в клубе. Она всегда говорила, что вся ее жизнь связана с этим захолустьем. Пусть и подохнет там, - Балтазар рассмеялся и ушел, оставив Леню наедине с приказом. Да и он не смог долго находиться в собственном обиталище, и комната окончательно опустела.
Снаружи ночной город и не подозревал, какие страсти кипели в здании «Балтерком». Люди муравьями сновали внизу, каждый, стремясь найти подарок, который ему оставила ночь. И она действительно одаривала многих, сводя вместе пары, подбрасывая бродягам скудные монетки и загоняя толпы, жаждущие приключений, в злачные места. С большой радостью Михаил согласился бы быть одним из подобной толпы. Но он уже битый час стоял на внешнем выступе у окна, в паре сантиметров от падения с двенадцатого этажа, перспектива, прямо таки скажем, не радужная, и подслушивал семейную ссору двух демонов, облокотившись о бетон. Заключив, что сегодня он должен предотвратить встречу Александрии с судьбой, Михаил перевалился на другой бок и, глазом не моргнув, свалился с выступа. Не прошло и секунды, как мимо здания молнией пронесся силуэт мужчины с темными воздушными крыльями за спиной. И никто не удивился произошедшему, ведь прохожие внизу были слишком увлечены собственными персонами, чтобы смотреть на звездное небо.

***

Экс не спеша прогуливалась по коридорам кампании, потягивая виски, когда ее нагнал Леня, немного взволнованный и нервный, и утративший от этого большую долю обаяния.
-Куколка, ты остыла? – Алексей улыбнулся, но Экс не обратила на него внимания. - Не напрягайся. Балтазар уже несколько дней на взводе.
-Я хочу выпить, - Александрия выкинула в урну наполовину опустевшую бутылку и отстраненно взглянула на парня.
-Есть другое предложение. Идем сегодня в «Эдем».
Экс устало потянулась.
-По рукам. Только переоденусь.
Спустя примерно полтора часа Александрия и Леня были в клубе, опьяненные атмосферой веселья и несдержанности чувств. Экс, слившись с толпой, полностью отдалась танцу. Короткое черное платье, огненные волосы, плавные движения тела – каждая мелочь притягивала к девушке, излучавшей многочисленные импульсы энергии, мужчин. Только Леня не торопился приблизиться к ней, боялся обрушить на себя кару могущественных сил. Но каждое движение Экс действовало на него как успокоительное, и в определенный момент Леня почувствовал прилив бодрости и решительности. Он обнял Экс, ничего не подозревающую, которая поцеловала Алексея в шею и, танцуя, снова слилась с обстановкой. Леня несколько раз отрывисто выдохнул, и в свете софитов еле заметно сверкнула рукоять кинжала. Алексей был в полушаге от цели, когда вдруг увидел в толпе фигуру того, кто навевал на него непреодолимый ужас. Парень спрятал кинжал и, ничего не объясняя спутнице, спешно удалился. Растерянная и брошенная, Александрия обижено вздохнула и направилась к бару, но на пути ее перехватил Михаил.
-Идем, - он крепко взял ее за руку и повел к выходу.
-Куда? – Экс пыталась докричаться до Михаила сквозь шум музыки. Мужчина обернулся, но ничего не ответил. Выйдя на улицу, Экс сделала новую попытку.
-Куда ты меня тащишь?
-В слепой ресторан, - сурово ответил Михаил, на что Александрия сморщилась.
-Ресторан? Я вообще-то не хочу есть.
-Зря. Темнота подогревает аппетит.
-Поверь, мне не понравится.
-Понравится, - Экс впервые увидела на мужском лице едва заметную торжествующую улыбку. – Утолишь не голод, так любопытство.
Александрии стало стыдно. Впервые в жизни она сама поддалась соблазну.
-Зря ты это затеял.

***

-И в чем суть этого ресторана? – с улыбкой спросила Экс, когда они подходили к заведению.
-Вокруг кромешная тьма, тебе подают блюдо, и ты целиком и полностью доверяешься вкусовым ощущениям.
-А алкоголь?
-Надеюсь, есть, - без тени улыбки ответил Михаил, и Александрия засмеялась, звонко и заливисто, обняв спутника за руку, отчего он едва заметно встрепенулся. Экс посмотрела на Михаила, сдержанного, собранного и невозмутимого, равнодушие, исходящее от него, сводило ее с ума. Все, чего жаждала Александрия – впиться в его губы и впитать будоражащую мужскую энергию, но это было бы преступлением. Прежде ни один человек не вызывал в ней подобную бурю эмоций. Никогда.
Спутники вошли в ресторан с банальным названием «Темнота» и, ведомые официантом, вооруженным очками ночного видения, направились к столику. Отсутствие зрения действительно обострило остальные чувства, поэтому, когда Экс ощутила на талии руки Михаила, по ее телу пронеслась толпа мурашек, она никак не ожидала подобных действий. Усевшись друг напротив друга, оба продолжали молчать. Обстановку разряжали лишь посторонние звуки: стук приборов о посуду, болтовня клиентов, а порой и чавканье. Экс сдалась первой.
-Так зачем мы пришли?
-Тебе во всем обязательно нужна причина? – вопросом на вопрос ответил Михаил.
-Ну вот, хоть голос подал. А то я думала, ты свалил.
И в ответ вновь последовало молчание.
-Почему ты всегда молчишь?
-Почему ты постоянно болтаешь? – отрезал мужчина.
-Вот что, дай мне руку, - Экс перегнулась через стол, нащупала кисть Михаила и, крепко вцепившись в нее, спокойно приземлилась в стул.
-Знаешь, - нерешительно начала Александрия, - есть кое-что, что я давно хочу сделать… Но сомневаюсь, нужно ли.
Девушка не успела и глазом моргнуть, как Михаил неожиданно притянул ее за руку, ухватил за шею и поцеловал, после чего быстро отпустил. Экс ничего не поняла. В одно мгновение все ее мучения прошли даром. Поцеловал.
Чтобы усилить растерянность девушки, ресторан содрогнулся от грохота, рядом с Александрией упало что-то увесистое. Или кто-то.
Экс медленно встала, без лишних телодвижений пробралась между столиками и вышла из ресторана. Сделав пару шагов от выхода, девушка остановилась и яростно завизжала, топая ногами как ребенок. Редкие прохожие с испугом поглядывали на припадок Александрии и спешили скрыться. Но Экс было все равно. Весь ее план рухнул в тартарары.
-Зачем так визжать? – Александрия замерла и на носочках обернулась на звук голоса, за ее спиной стоял, как ни в чем не бывало, Михаил, жуя что-то явно вкусное, судя по выражению лица. – Не понравилось, так сказала бы. Хотя я бы поужинал здесь, мне подали отменные гребешки.
-Что за?... – Экс, недоумевая, взглянула на Михаила, до конца не отдавая себе отчет в реальности происходящего. – Ты меня помнишь?
-Я? – переспросил Михаил и серьезно добавил. – Нет.
С губ Александрии сорвались два отрывистых писка, и она, все еще ничего не понимая, влепила Михаилу пощечину. Мужчина понимающе кивнул и поправил рукой подбородок.
-Сурово. Не объяснишь за что? – Михаил спросил, хотя отлично понимал состояние Экс, и его чрезвычайно забавляла растерянность девушки.
Но вместо того, чтобы ответить, Александрия стремительным движением приблизилась к Михаилу и впилась в его губы, а через мгновение взглянула на мужчину в ожидании привычного результата, который, к ее сожалению или счастью, не последовал.
-И где логика? – спросил Михаил.
Лицо Экс исказилось от растерянности приправленной доброй порцией страха, и она снова ударила мужчину, а через миг поцеловала. Результат был тот же.
-Дай руку, - Александрия засучила рукав и запаниковала пуще прежнего.
-К чему все это? – Михаил с улыбкой, которую больше не мог сдерживать, наблюдал, как Экс задрала второй рукав и совершенно сбито с толку подняла глаза. Александрия медленно, с предельной осторожностью прикоснулась к щекам Михаила, погладила щетину, изучая как плюшевую игрушку, потом притянула мужчину к себе, поцеловала и отпрянула. Михаил сдержанно улыбнулся.
-Да кто же… - ноги Александрии подкосились, и девушка бессильно повисла в руках спокойного, уверенного Михаила.
-Вот и поужинали, - он легко забросил Экс на плечо и, придерживая ее за ноги, пошел прочь от ресторана.


Жизнь нужно прожить так, чтобы было стыдно рассказывать, но приятно вспоминать
 
CrazZzy_BukaДата: Среда, 29 Август 12, 19:36 | Сообщение # 9
Young Dreamer
Сообщений: 768
Награды: 38
Репутация: 18
Статус: Offline
Глава 7.

Единственный способ отделаться от искушения – поддаться ему.
Оскар Уайльд.


Великие умы вынашивают великие планы. Индивиды, отличающиеся не умом и сообразительностью, а любопытством, их рушат. Случай, затевая собственную игру, никогда не спрашивает мнение подопытного кролика. Ты полон решимости совершить задуманное, и вдруг Его Величество начинает шалить: мимолетный взгляд, обворожительная улыбка, дуновение ветра, пронесшее мимо аромат духов. И ты уже не принадлежишь себе, хоть и не осознаешь этого. Четкий алгоритм действий разваливается, связи рушатся, от предсказуемости не остается и следа. Свет и Тьма увлеченно наблюдают за происходящим и смеются, заговорщик мечется в панике, страшась провала, а подопытные…
Михаил стоял у окна и курил очередную сигарету, наблюдая как у противоположной стены, поддавшись эмоциям, металась Александрия, как газель, сбитая с толку.
-Нет, нет, нет. Такого быть не может, - говорила она сама себе. – Этот придурок Ромас совсем сдурел?! Единственная обязанность - регистрировать демонов. Так сложно, что ли?!
Ни с того, ни с сего Экс схватила с тумбочки пепельницу и швырнула в сторону Михаила, который и глазом не моргнул, когда единственная эксплуатируемая им вещь от столкновения со стеной взорвалась на сотни осколков и стеклянным водопадом рухнула вниз. Михаил выдохнул порцию дыма.
-Еще один осколок, и ты получишь.
Александрия оскалилась, не поленилась добежать до будильника и запулила его прицельно в голову мужчины, но Михаил ловко, при этом продолжая курить, увернулся, так что часы вылетели через окно на улицу. Мужчина равнодушно взглянул на механический труп, швырнул в том же направлении бычок и вернулся к Александрии, вновь атаковавшей демоническими флюидами. Но они по-прежнему не действовали.
-Мне что, голышом перед тобой бегать?! – растерянно вопрошала Экс. Михаил, спокойно наблюдавший за девушкой, вдруг зашагал к ней, заставив отступать, пока Александрия не напоролась на препятствие – стену. Теперь ни шагу назад.
-Смирись, наконец. Чары на меня не подействуют, - беспристрастно сказал Михаил, глядя в глаза Экс.
-Чары? Откуда тебе известно… - судорожно соображала девушка.
-Это лишь вершина знаний, которыми я владею, - Михаил ухмыльнулся, отчего Александрия плотнее прижалась к стене.
-Ты знаешь, кто я?
-Поговорим начистоту. Подобных мне не боятся либо святые, коим ты, как я убедился, не являешься, либо демоны, - Михаил взял руку Экс, тонкую и податливую, за запястье и бегло взглянул на нее. – Клейма нет. Значит, ты не высшая. А судя по повадкам, ты – типичный суккуб. Да и кровь у тебя розового цвета.
Лицо Александрии не выражало эмоций, это была прозрачная маска, трепещущая в ожидании ответа на главный вопрос.
-Хочешь узнать, кто я? – соблазняя демоницу, Михаил выжидал, пока вопрос просочится ей под кожу, и каждая клеточка пропитается любопытством, смешанным со страхом. Губы Экс слегка дрогнули:
-Ангел?
Михаил еле заметно улыбнулся.
-Почти.
У Александрии перехватило дыхание, мужчина понимал, что от нее было бесполезно ожидать нового предположения, и он закончил самостоятельно.
-Я – Смерть, - Михаил отпустил бесчувственную руку Экс, девушка сжалась, не в силах пошевелиться. Ее детский кошмар ожил, Чистильщик, приходящий со страшными историями отца, теперь стоял в паре сантиметров от нее, наяву, реальный. С ней рядом стояла смерть. Кара. Возмездие за убийство перевертыша. Истина, которую Александрия так долго искала, вышла на поверхность, но не принесла радости или облегчения.
Девушка, едва осознав, что от погибели ее отделяет лишь пара мгновений, молнией рванула к двери, но играть со смертью в догонялки бессмысленно. Михаил, не прилагая усилий, уцепил Экс за огненные локоны и, с силой оттягивая их вниз, удерживал Александрию рядом. Для его взора вокруг девушки снова возникла золотистая дымка, указывавшая жертву, но мужчина отказывался выполнять долг, он игнорировал знак, глаза его были холодными и оттого ужасающими, взгляд – хищным и пугающим. Так волк смотрит на зайца, загнанного в ловушку.
Экс тяжело дышала, ее кожа горела, а глаза беспорядочно меняли цвет. Она терпела боль и не смела сопротивляться, боялась даже дотронуться до Михаила. Разум уже успел придумать десятки вариантов расправы, каждый из которых был все отвратнее и ужаснее.
И именно теперь господин Случай вдруг потянул за веревочки, привязанные еще несколько дней назад в кафе, ухмыляясь Свету и Тьме, приговаривая «Посмотрите, какой я проказник!»
Михаил прижал Александрию к стене, впивший в ее губы страстным поцелуем, продолжая с силой оттягивать ее волосы. Трудно представить, но Экс испугалась этого поцелуя, она больше не чувствовала себя в безопасности, чары не спасут ее, не украдут мужскую память. Михаил был неподвластен забвению, и все зависело от решения Александрии. Отбиться от мужчины и погибнуть, или ответить на поцелуй – и будь, что будет.
Экс отстранилась от Михаила, взглянула в прожигающие холодные глаза и без колебаний выбрала второй вариант, уж слишком долго она сгорала от желания почувствовать вкус этих губ.
Поцелуй мог бы быть со вкусом меда, спелой клубники или виски. Но нет. Это был вкус ненависти, вкус боли. Чувства, дремавшего в недрах души, еще ни разу не пробужденного от вечного сна, оттого зачерствевшего. Порыв страсти разрывал их души на части, выворачивал наизнанку, все лишь для того, чтобы найти то забитое запуганное чувство. Каждое соприкосновение тел, каждый поцелуй, дыхание, скользящее по коже, крик, сотрясающий плотные покровы ночи, капля соленого пота – они и не замечали, что сердце крепло, теперь оно билось по-другому, отстукивая прежний ритм, но как-то иначе, по-новому.
Их близость была на грани сумасшествия. Они лежали на раскаленных углях, наслаждаясь болью, чувствуя друг друга всеми фибрами души. Все, что у них было – мгновение, проведенное наедине. И Свет стыдливо отвел глаза, дабы не смущать, и в том каменном доме только Сатана наблюдал за происходящим.

***

Александрия и Михаил лежали рядом, слегка прикрывшись простыней, чтобы уменьшить соприкосновение тел с дневным светом. Экс пальчиком повторяла рисунок татуировки на лопатке Михаила – черная спираль, а мужчина гладил заброшенную на него девичью ножку.
-Мой первый любовник три недели пролежал в коме, - с улыбкой сказала Экс.
-Не мудрено. От таких-то кульбитов, - с усмешкой ответил Михаил, сел и одновременно резким движением посадил на себя Александрию.
-Значит, Смерть, - Экс провела ладонями по щетинистым щекам.
-Это должность, не имя.
-А я тебя не боюсь, Чистильщик.
-Напрасно. Страх необходим, чтобы не было вседозволенности.
-Нравоучения. А где же похвала за храбрость?
-Это не в моем стиле.
-Ну, я хотя бы заслужила поцелуй? – Экс склонилась ближе к Михаилу.
-Конечно, - не оправдав девичьих ожиданий, мужчина поцеловал ее ручку.
-Что это? – Александрия вопросительно посмотрела на Михаила.
-Поцелуй, - а в ответ лишь самодовольная ухмылка.
-Я вообще-то имела другое в виду, - не в силах примириться с недействием чар, Экс то и дело пыталась их применить.
-То есть ты согласна? – Михаил притянул Александрию, используя ее же оружие.
-Я этого и добивалась, - Экс широко улыбнулась, но через мгновение ее глаза засверкали от ярости. Михаил протянул ей свою руку в ожидании, когда она припадет к ней нежными устами.
-Ты невыносим! – Экс выбралась из постели и бесшумно на цыпочках пошла к цели, но внезапно опустилась на полную стопу, и теперь от ее шагов раздавался легкий топот, отчего Михаил улыбнулся. Девушка надела черный твидовый мужской пиджак и, вооружившись бутылкой коньяка, недовольно расположилась в кресле, пропитанном толстым слоем пыли. Михаил облокотился об изголовье кровати, прикрылся простыней и закурил. Клубы сигаретного дыма, становясь плотнее в свете солнечных лучей, рисовали горячие картины прошедшей ночи, снова раскаляя атмосферу.
-А я ведь думала, что ты архангел.
Михаил улыбнулся.
-Я всего лишь назван в его честь.
-Расскажи, - Экс отпила коньяк из горла.
-Моя мать была человеком, падшей женщиной, соблазненной демоном. С легкой отцовской руки я был рожден мертвым. Но безгрешным. Тем не менее, Рай для меня закрыт, - Михаил поднялся и медленно подошел к окну. – Архангел Михаил даровал мне жизнь, обязав служить правде. По большей части – убивать. Видите ли, ангелы не могут наказывать, и эту честь отдали мне. Я изгоняю провинившихся демонов и низвергаю падших ангелов. Такова моя плата за дарованную жизнь, - мужчина выбросил бычок и сразу закурил новую сигарету.
-А ты, стало быть, недоволен?
-Хм. Для радости поводов мало, - Михаил посмотрел наверх, высматривая что-то. - Что бы ты сказала о человеке, который глядя на небо, видит лишь облака?
-Скорее всего, что он сноб.
-А о том, кто не видит его вовсе? Всю жизнь там, - Михаил кивнул на небо, - я наблюдаю любопытные лица с нимбами на макушке. Внизу – угрожающие оскалы на уродливых мордах. Все, чем мне дозволено наслаждаться – обиталище полукровок.
-А я? Как же амазонка? – Экс подошла к мужчине и прижалась к его спине. – Я не в радость?
Михаил обернулся.
-Радость от такого-то зрелища? Я видел, как ходят ангелы. Едва касаясь земли, боясь ступить полностью, что сравнимо для них с грехопадением, они парят. Ты не такая. Скользя на цыпочках, соблазняешь, неосознанно пытаешься возвыситься над другими. Но если вдруг в тебе оживает крупица человечности, спускаешься на полную стопу, пытаешься уподобиться людям. А демоническая грация исчезает, и вместо того, чтобы легко ступать, ты топаешь как слон.
-На то я и суккуб, чтобы соблазнять, - Александрия поцеловала Михаила в шею. – А за слона ответишь, - Экс укусила мужчину за ухо, и едва успела задернуть шторы, чтобы прохожие не увидели лишнего. Да только шинши, скрывшийся в тени, разглядел достаточно, чтобы порадовать хозяина новой сплетней.

***

-Почему она жива?! – Балтазар был в шаге от того, чтобы всадить кинжал в грудь Алексея. – Отвечай, мелюзга! Как ты посмел не выполнить уже второй приказ?!
-Прости владыка. Но все пошло не так. Там был он…
-Мне плевать! Убийство – это все, что меня интересует, - Балти замахнулся на парня, отчего тот испуганно скукожился.
-Пощади… - еле слышно вымолвил Леня.
-Ты жив лишь потому, что я должен быть чистым.
-Хвала тебе… - продолжал бормотать Алексей.
-Еще успеешь расцеловать меня в задницу, а пока убирайся отсюда, - оглушительный голос спугнул парнишку, и вместо него в комнату вошел Ромас, преклонив перед Балтазаром голову.
-Шинши засек их в Старом квартале в захолустной гостинице. Судя по задернутым шторам, они не собираются выходить в ближайшее время. Маленькая дрянь, - Балти отвлекся на собственные мысли, и вернуть его на землю пришлось Ромасу.
-Каковы твои приказания?
Балтазар исподлобья взглянул на демона и ухмыльнулся, один уголок губ как всегда заклинило, а алая радужка глаз начала пульсировать активнее.
-Ромас, ты долго служил мне верой и правдой. И я хочу вознаградить тебя за это. Принеси мне головы обоих. Хочу лично выпотрошить их мозги и скормить химерам. И на этот раз никаких осечек. Мое великодушие иссякло. Провалишься – химеры узнают, каков ты на вкус.
Ромас благоговейно улыбнулся, предвкушая, как будет разрывать теплую плоть суккуба, медленно, чтобы отомстить за каждую секунду унижения, слышал в голове жалобный визг, мольбы о прощении и с большим желанием стремился поскорее отправиться на задание.

***

Ночь прекрасна. Прозрачные шторы колышутся. По стенам скользят отблески луны. Тьма не скрывает, она укрывает. Как легкая вуаль. Прячет от чужих глаз и помогает родным рукам острее ощущать трепет прикосновений. Ночью люди не боятся быть собой, не боятся чувствовать. А ведь едва родившееся чувство на редкость нерешительное, хрупкое, ему необходима защита и время. Но у Михаила и Александрии таких привилегий не было. Они и так получили слишком ценный подарок – целый день. Теперь пора вернуться к главной цели, о которой еще предстояло поведать Ангелу Смерти. Но танцующая в мужском пиджаке рыжеволосая демоница то и дело вставляла ему в рот невидимый кляп.


Жизнь нужно прожить так, чтобы было стыдно рассказывать, но приятно вспоминать
 
CrazZzy_BukaДата: Среда, 29 Август 12, 19:37 | Сообщение # 10
Young Dreamer
Сообщений: 768
Награды: 38
Репутация: 18
Статус: Offline
Глава 8.

У каждого свои тайны, и каждый раз убеждаюсь, чем тише человек, тем страшнее ответы.
Неизвестный автор.


-Присядь, - Михаил успел надеть брюки и футболку, а Экс все еще валяла дурака в одном пиджаке, игнорируя просьбы мужчины. – Ты меня слышишь?
Экс допила остатки коньяка, продолжая пританцовывать. У Михаила больше не было сил терпеть, поэтому он впервые повысил голос:
-Александрия! Я сказал, сядь.
Экс вздрогнула и послушно приземлилась на край кровати. Засовывая за пояс пистолет, Михаил продолжил:
-Я должен сказать, что все наши встречи не были случайны.
-Вот как? – Экс забросила ногу на ногу и чуть прищурилась, продолжая играть.
-Несколько дней назад Бог и Дьявол после непродолжительного совещания поручили мне важное дело.
-И причем здесь я?
-Притом, что я должен разоблачить твоего отчима.
Экс от неожиданности чуть не свалилась с кровати.
-Балти? – сбито с толку уточнила она.
-Балтазар долгие годы был приближенным Мефистофеля, его правой рукой. Они вместе разжигали войны, сеяли чуму на бескрайних просторах, морили людей голодом. Одним словом, Балтазар был главным приспешником Дьявола, а Мефистофель не заметил, что подпустил змею слишком близко.
-К чему ты клонишь? Мы все дети Темного Владыки. Ты не открыл ничего нового, - Экс облегченно вздохнула.
-Сто сорок два года назад Балтазар и Мефистофель заключили сделку. Согласно условию Балтазар был обязан полюбить невинную душу, и тогда он получит право вседозволенности и неприкосновенности.
-И что, ты подогнал ему жертву? – улыбнулась Экс.
-Он нашел ее без моей помощи, - Михаил пристально смотрел на девушку, но она упорно ничего не понимала. – Девятнадцать лет назад он приютил тебя, Александрия. Вопрос в том, рассказал ли он, как это произошло?
-Балти знал мою мать. Она пыталась соблазнить высшего демона, но чары слишком рано развеялись, и он задрал ее, - совершенно спокойно ответила Экс.
-Балттазар убил ее, - четко и отрывисто произнес Михаил.
-Что за чушь?! – сконфуженно пропищала Экс.
-Ты попалась ему под руку случайно, и вполне могла отправиться вслед за матерью в преисподнюю. Да только ему припомнилась сделка. Тебе было около двух лет от роду – идеальный вариант. Пригреть на груди невинное дитя, ничего не понимающее, - Михаил выжидающе посмотрел на Александрию, давая возможность мыслям в аккуратненькой головке упорядочиться.
-Удочерив тебя, Балтазар выиграл пари и получил в дар договор, написанный кровью Мефистофеля, который так долго был объектом желаний твоего отчима. По договору ни демон, ни смерть, ни сам Дьявол не может поднять на него руку. Балтазар стал равным Мефистофелю. А что сделает демон, опьяненный подобной властью?
Экс отрицательно покачала головой, прогоняя настырные ужасные мысли.
-Зачем ты лжешь? Балти давно отошел от дел. Он занимается только кампанией.
-Уверена? – Михаил сел в кресло, облокотившись о колени.
-Он всегда говорил, что нельзя марать руки. Он бы не стал… - Александрия потеряла мысль, и мужчина продолжил за нее.
-Конечно, Балтазар никогда бы не стал пачкать руки. Поэтому всегда действовал через подчиненных. Все, кто ему перечил, благополучно оказывались в морге, и то, если повезет. Чаще где-нибудь в подворотне.
-Не было такого! – закричала Экс.
-А помнишь финдиректора? Монетарова Павлика? Я тут ходил к нему в гости, и сделал вывод, что ему не по душе соседство с трупами.
-Павел? Он пропал примерно неделю назад. Балти сказал, он похитил какие-то важные документы и снял со счетов кампании семь миллионов.
-Хм. Обидно ему, наверное, слышать сейчас такую похвалу. Бедняга, он ведь всего лишь собирался рассказать ангелам, где Балтазар прячет договор. Только не успел. Его кокнули в ту же ночь, - Михаил закурил, чтобы немного расслабиться.
-Я не верю ни единому твоему слову, - сказала без тени улыбки Экс. – Балтазар – мой отец. Ни разу в жизни он не лгал мне.
-Он хотел убить тебя, Александрия, - Михаил бросил окурок в окно и посмотрел на ошарашенную девушку. Экс сжалась не в силах пошевелиться, большие глаза замерли в изумлении, губы силились произнести хоть слово.
-Первоначально он пытался оградить тебя от моего общества, спрятать. Поэтому и приставил к тебе охрану. Но благодаря моей настойчивости и твоей своенравности Балтазар поменял решение. И теперь ты на прицеле.
На пару минут воцарилось молчание, собеседники выжидающе смотрели друг на друга, и вдруг Александрия залилась истеричным смехом, постукивая кулачками по коленям. А какой реакции следовало ожидать от девушки на подобные известия? Михаил встал с кресла, чтобы подойти к Экс, но она мгновенно вскочила:
-Не подходи ко мне! Думаешь, я поверю в этот бред? Не надейся.
-Как ты можешь не видеть очевидного? – Михаил был, как и прежде, спокоен.
-Ты оклеветал моего отца! Что ты хочешь…– Александрия отвлеклась. - Что за звук?
Из коридора доносился оглушительный топот, все нараставший, так что пол сотрясался, мебель вдруг начала подпрыгивать, по стенам паутиной побежали трещины, из ванной комнаты вытекала вода, затапливая помещение. Михаил, не мешкая ни секунды, схватил Александрию за руку и подтащил к себе, а девичья ножка едва не оказалась пойманной рукой, сформировавшейся из воды.
-Что происходит? – спросила Экс, не глядя на Михаила.
-Гости идут, - едва ответил Ангел Смерти, как вдруг дверь с грохотом отворилась, ударившись о стену, и в комнату ввалилась толпа демонов, большая часть которой оставалась в коридоре, возглавлял шествие Ромас. – Пришли.
-По твою душу? – огрызнувшись обратилась к Михаилу Экс. Он узнал почти каждого демона, скалившегося при виде Смерти.
-Вот Балтазар и отрекся от доченьки. Да, Александрия? – проревел Ромас, тяжело дыша от возбуждения.
-Вот черт, - Экс еле успела открыть рот, Михаил подхватил ее за талию и выпрыгнул в окно под оглушительные вопли преследующих демонов. Благодаря крыльям приземление оказалось мягким, но Александрия тут же вырвалась из рук Михаила.
-Не трогай меня!
-Лучше они, чем я?! – закричал мужчина, Александрия бегло взглянула на окно, из которого вылетела горгулья, и намеревался спрыгнуть следующий демон, и приняла единственное верное решение – взялась за протянутую руку Михаила, и они побежали прочь, что было мочи.
-Что им нужно? – на ходу спросила Экс, отчего дыхание слегка сбилось.
-Большинству из них я подписал смертные приговоры. Думаешь, они обнимут меня и предложат пропустить стаканчик? – ответил Михаил, периодически оглядываясь, что, впрочем, никак не отражалось на темпе бега. Что ж, физическая подготовка на славу.
-Допустим. А от меня-то что? – продолжала Экс.
-Ты же не веришь моим словам, - отговорился Михаил, но Александрия и сама поняла ответ, правда мысль чуть не вылетела из рыжеволосой головы, потому что спутник резко свернул в переулок, скрываясь от преследования, и потащил девушку следом.
-Почему ты ничего не сделаешь с ними? – спросила Экс и тут же завизжала: перед убегавшими приземлилась гарпия – отчасти человек, отчасти животное с огромными кожистыми крыльями и лицом обезображенным гримасой ярости и длинными клыками. Ультразвуком она подала сигнал остальным жаждущим расправы демонам, а сама не стала терпеть и накинулась на Михаила. Он успел оттолкнуть Экс в сторону, ударил горгулью в челюсть, так что зубы заскрежетали, а клык отломился, и нанес еще несколько ударов по голове. Гарпия, с трудом оставаясь в сознании, острыми когтями полосонула Михаила по груди, оставив длинные дырки на футболке и не очень глубокие порезы на коже. Мужчина подхватил демона и швырнул в стену, где гарпия и осталась лежать.
-Потому что я не имею права убивать их. Я наказываю лишь за совершенное убийство, - Михаил разъяснял Экс причину своего относительного бездействия, когда обернулся и увидел суккуба, целующуюся с водным демоном. - Эй!
Александрия отстранилась от водяного, который вмиг потерял форму и мокрой лужей разлегся на асфальте.
-Что? У меня черный пояс только по поцелуям.
Михаил едва заметно закатил глаза, взял Экс за руку, и они побежали глубже в темноту, подальше от преследователей, но нарвались на новую партию детей ночи. Посреди широкой улицы, на проезжей части, столпилось около десятка демонов, возглавляемых Ромасом. Ненависть благополучно привела его к цели. Ромас самодовольно улыбался, а массовка а его спиной противно взвизгивала и посмеивалась, отчего Экс сделала вывод – черти.
-Чертяги мои, - тихо сказала Александрия.
-Даже не знаю, кого из вас первым… - Ромас залился утробным смехом, глаза его налились кровью, на месте больших залысин прорезались бычьи рога, кожа будто покрылась бурой коркой, костюм, не выдержав напряжения, треснул по швам – перед Михаилом и Экс стояла истинная сущность демона, обычно скрываемая под маской полноватого интеллигентного мужчины. Заревев, он бросился на пару, но Александрия успела отбежать в сторону, и весь удар снова пришелся на Михаила. Максимум, что он мог делать – отбиваться, но не нападать, хотя силы ему было не занимать, и от каждого удара Ромас получал приличную встряску, но убийство для Михаила было под запретом, чего не скажешь о демоне, для которого оно являлось основной целью.
Александрия тем временем бесстрашно вбежала в толпу чертей и включила на полную мощность адское обаяние и чары, которые мгновенно подействовали на падких рогачей. Чтобы не терять отличную возможность пополнить запас энергии, Экс принялась по очереди целовать демонов, но ни на миг не смыкала глаз, следя за борьбой Ромаса и Михаила. Силы их были равны, но, когда Александрия обезвредила последнего одиннадцатого черта, было очевидно, что удача постепенно переходила на сторону Ромаса. Девушка стояла на месте, пытаясь сообразить, как она может помочь, но в итоге, не придумав ничего дельного, побежала в самую гущу событий. Приблизившись почти вплотную к Ромасу, Экс была готова броситься ему на спину, но демон заметил девушку и собирался легким движением лапы снести ей голову, как вдруг между ними, намереваясь изувечить суккуба, встрял оборотень. Ромас, не успев вовремя среагировать, одним ударом отправил животное к прародителю, и силы мгновенно, до последнего процента перешли к Михаилу.
Для его взора Ромас был окружен яркой золотой дымкой. Михаил стремительно достал из-за спины пистолет и спустил курок. Пуля пронзила демона точно между глаз. Экс, упавшая на асфальт благодаря оборотню, приподнялась, взглянула на труп Ромаса и снова облегченно развалилась на холодной земле.
-Я превысила лимит по чертям на год вперед, - Александрия смотрела на звездное небо, как вдруг над ней встал Михаил, протянул руку и легко поднял девушку. – Поцелуешь меня?
Михаил посмотрел на кучку спящих чертей с блаженными улыбками на устах.
-Нет. Он, - мужчина указал на труп Ромаса, - и то симпатичнее. Пошли отсюда.
-Куда? – уточнила Экс.
-Туда, где можно спокойно все обсудить и перекусить. Я-то не перецеловал дюжину плешивых чертей.
-Как грубо, - передразнила Александрия. – А тебя не смущает, что на мне три ниточки трусиков и пиджак на голое тело?
-Будто обычно на тебе больше одежды, - Михаил скрылся в мрачном переулке, а Экс все еще стояла, сомневаясь, стоит ли следовать за ним. – Ты идешь? – донеслось из темноты, и Александрия, распугав в голове все размышления, на цыпочках рыжей лисичкой побежала следом за мужчиной.

***

Михаил и Александрия зашли в первый попавшийся бар, спрятались от любопытных глаз за дальним столиком и за неимением виски заказали бутылку абсента. Экс легкими отточенными движениями поправила борта пиджака, дабы импровизированное декольте было идеально ровным, чем привлекла внимание Михаила, который, впрочем, быстро переключился на зеленую высокоградусную выпивку. Пара пропустила пару стаканчиков, даже не пощекотавших горло, и молча взглянула друг на друга.
-И чего ты ждешь от меня? – неожиданно выдала Экс. – Мольбы о прощении?
-Я в курсе, что это бесполезная трата времени, - устало ответил Михаил.
-Все ты знаешь! Вот и выполняй свои задания сам, раз такой умный, - девушка залпом выпила еще одну порцию абсента.
-Как ребенок, - с легкой ноткой раздражения сказал мужчина. – Вижу, храбрости тебе не занимать. Так что как-нибудь ухитришься спасти свою задницу от папика.
Михаил встал, собираясь выйти из-за стола, глаза Экс сверкнули, она резко откинулась на спинку диванчика и сквозь зубы спросила:
-Что именно тебе нужно от меня?
Михаил победно улыбнулся.


Жизнь нужно прожить так, чтобы было стыдно рассказывать, но приятно вспоминать
 
CrazZzy_BukaДата: Среда, 29 Август 12, 19:38 | Сообщение # 11
Young Dreamer
Сообщений: 768
Награды: 38
Репутация: 18
Статус: Offline
Глава 9.

Будь осторожен, когда выуживаешь секреты.
«Gossip girl».


-У меня нет ни малейшего понятия, где может быть договор, - устало рассуждала Александрия, тяжело опираясь локтями о стол, поддерживая ладошкой голову, и время от времени отпивала абсент.
-Поднапрягись. Вспомни, где Балтазар хранит свои вещи, - Михаил докуривал уже шестую сигарету, а пепельница была усыпана серой пылью и бумажными трупиками.
-Вещи… Да у него и вещей-то не было никогда. Если покупал новый костюм, старый сразу отправлял на свалку. У него даже комнаты своей нет. Только кабинет.
-Может там?
-Не вариант. Пустое помещение со столом и стульями.
-Ну, он же не настолько глуп, чтобы таскать договор в кармане.
-Тут ты прав. Балти всегда заказывает костюмы без карманов.
Собеседники вздохнули, чокнулись и осушили по очередному стакану.
-Почему тебя так волнует этот договор? Ну, тешится Балти как ребятенок, балуется, чуть-чуть убивает. Неужели Владыке настолько не нравится идея иметь равного? – спросила Экс в надежде, что бессмысленное копание в мыслях можно окончить.
-Дело куда сложнее, - Михаил выдохнул большую порцию дыма. – Балтазар не намерен соревноваться с Мефистофелем. Он собирается избавиться от него.
Экс усмехнулась:
-В смысле?
-Убить, - уточнил Михаил.
-Но это же невозможно. Владыку нельзя… Убить. Это бред.
-Существует способ. О нем мало кому известно, а большинство знающих сочтут его за шутку. Тебе известно об орудиях страстей?
-Страсти Сына Божьего?
-Именно. Одно из них – копье Лонгина, пронзившее подреберье Христа. Божья кровь, сохранившаяся на наконечнике, и оружие вместе являются объединением сил добра и зла. Сосредотачивая в себе колоссальную энергетику, наконечник является единственным оружием, способным убить любое существо. Балтазар хочет стать новым Дьяволом. И если мы не найдем договор, сегодня, во время пришествия Мефистофеля, ему это удастся.
Экс ошарашено смотрела на Михаила, вникая в каждое сказанное им слово, потом, не отводя глаз, щелкнула пальцами, подав сигнал официанту:
-Еще бутылку.
Парень в униформе взглянул на пустые бокалы и выпитый до капли абсент, абсолютно трезвых посетителей, полуголую девушку, озадаченно вскинул брови и быстро ушел за новой порцией алкоголя.
-Ну ты папочка дал жару, - вздохнула Экс.
-Александрия, все, что от тебя требуется – подумать, где может быть договор. Доверенное лицо, тайник, что угодно. Я ни в жизни не поверю, что он ничего не рассказал дочери.
Экс старательно пыталась отыскать в голове хоть один подходящий вариант. Но Балтазар никогда бы не доверился другому демону, что высшему, что низшему, дети тьмы слишком непостоянны. Тайник? Балти был слишком прямолинеен, чтобы играть в игры и увлекаться загадками. Сейф? Экс никогда не видела в кабинете отчима ничего подобного, если только… Если только он не был защищен магией, как хранилище книги новоприбывших в кабинете Ромаса.
Экс резким движением схватила салфетку и, погруженная в мысли, начала перебирать пальчиками, вертя воображаемый карандаш, Михаил, не мешкая, свистом подозвал официанта, выдернул у растерявшегося юноши ручку и вручил ее Александрии. Перо стремительно забегало по тонкой мягкой бумаге, оставляя черные дорожки обрывистых линий, образовывающие размытую схему. Михаил сосредоточенно наблюдал за каждой черточкой, нарисованной ручкой, соображая, что же в целом обозначает рисунок. Экс несколько раз обводила те или иные места на схеме и то и дело отвергала выбранный вариант. Когда рисунок грозил превратиться в неразборчивое черное месиво, Михаил прервал размышления Александрии:
-Ты хочешь вызвать подмогу? Не думаю, что сатанисты – лучший вариант.
Экс недовольно закатила глаза, придвинула салфетку к Михаилу и стала разъяснять свои каракули:
-Это кабинет Балти.
Михаил пренебрежительно скривился.
-Подключи фантазию, - огрызнулась Экс. – Стол, стулья, окно, зеркало. Понял? Все кабинеты руководства расположены в северной стороне комплекса и за счет соседнего здания днем перекрывается почти весь солнечный свет. Но темная магия действует лишь при полном его отсутствии. Поэтому в каждой комнате высшего всегда есть слепое пятно, куда день не может пробраться. Именно там, наверняка, и расположен тайник, - Экс снова начала обводить части схемы и раздраженно их перечеркивать.
-Это невозможно. Пустая комната с гигантским окном. Еще и зеркало напротив. Места для тени здесь просто нет. Все стены как на ладони.
-На ладони… - повторила Александрия, обрисовывая овал, изображающий стол. – Мы все на его ладони.
Экс резко перевернула салфетку и хотела набросать новую схему, но вдруг замерла. Черные чернила пропечатались сквозь тонкую белую бумагу, так что силуэт нарисованного стола хорошо просматривался, хоть и был чуть бледнее. Экс щелкнула о стол ручкой, скрыв стержень и, стукнув ей по центру салфетки, с улыбкой посмотрела на Михаила.
-А что на ее тыльной стороне? – Александрия вытянула под столом босую ножку, скользя ей по ноге Михаила, слегка закусив губу. Мужчина неожиданно подхватил ее за щиколотку и порывистым движением наполовину стащил девушку под стол, крепко ухватив за бедро. Экс еле удержалась на стуле, а лицо исказилось ноткой страха.
-Я знаю, где сейф, - сказала Александрия, не без удовольствия выбираясь из крепкой мужской хватки.
-Александрия, какие у Вас на сегодня планы? – с ухмылкой поинтересовался Михаил.
-Ну, судя по тому, что на мне за вычетом трусов только пиджак, они у меня грандиозные. А Вы хотели что-то мне предложить, господин Ангел Смерти?
-Да. Помочь ограбить Вашего папеньку. К счастью, благодаря Вашей сообразительности, теперь мы знаем, где искать договор.
-Тогда не будете ли Вы столь любезны, донести меня до «Балтерком» на руках? Мои нежные ножки не выдержат асфальта, - Экс повернулась и элегантно выставила в проход ноги.
-Обойдешься, - засмеялся Михаил, встал из-за стола и направился к выходу.
-Так сложно побыть джентльменом? – проворчала Экс.
-Да. Я лучше спрыгну с высотки.
-Слабовато, - Александрия поднялась, оправила полы пиджака и, игнорируя хищные взгляды посетителей, пошла вслед за Михаилом.
-Поднимусь и снова спрыгну, - мужчина закурил очередную сигарету.
-Идиот, - с тенью улыбки сказала Экс.
-Амазонка, - затянувшись, ответил Михаил.
***

Сложив ладони перед грудью и закрыв глаза, статный мужчина средних лет читал древние как сам мир молитвы. Погрузившись в глубокий транс, Балтазар абстрагировался от окружающей обстановки, спрятавшись в витражной комнате. Перед демоном на каменном столе лежал наконечник копья Лонгина, острием указывающий на фреску на стене, прежде сокрытую магией. Затертое, частично похищенное временем изображение представляло взору картину, которую Балтазар неустанно прокручивал сотни раз на дню в голове с тех пор, как стал равным Дьяволу: демон пронзает тело Сатаны копьем, перенимая всю мощь и силу, дарованную Темному Владыке самой Вечностью.
До осуществления задумано оставались считанные часы, и чем ближе был заветный миг, тем пламеннее были молитвы Балтазара.

***

Михаил и Александрия остановились напротив «Балтерком», взглянув на здание как на гигантский муравейник, с долей отвращения.
-Как войдем? – выбросив окурок, поинтересовался Михаил.
-Как особо важные персоны – через главный вход, - Экс уверенно на цыпочках направилась к дверям, но вдруг обернулась и твердым движением руки остановила спутника.
-Первой пойду я. Я знаю все коридоры, где работают только люди. Как максимум - низшие. Я буду вести себя как обычно, чтобы не вызвать подозрений. Ты проходишь только, когда все, абсолютно все, смотрят на меня. Понял?
-Уже интересно, как ты ведешь себя обычно, - с серьезным лицом отметил Михаил.
-И еще одно, - Экс пригрозила мужчине пальчиком, - не смей смотреть на меня. Слышишь? Не смей.
Михаил пожал плечами, не дав ясного ответа, но Экс сочла это за согласие с требованиями. Спутники подошли к автоматическим дверям, Михаил чуть поодаль. Пиджак нерешительно и медленно заскользил вниз с плеч Александрии, но остановился, девушка обернулась через плечо, одновременно встав на полную стопу, огненные волосы свернулись в мягкие пушистые кудри, кукольные круглые глаза были настолько ясны, что в них проглядывался ход девичьих мыслей. На миг Александрия стала до невозможности земной, непорочной, как робкий первый снег, тающий так же быстро, как и выпадающий. Вот и девушка отвернулась, тяжело вздохнула, прогоняя последние капли сомнений, улыбнулась, поднялась на носочки и, легко и изящно прогнувшись в спине, сбросила удушающую плотную материю пиджака, тем самым освободив неудержимую похотливую сущность суккуба. Экс, активировав все свои магические чакры, излучала цепкие щупальца соблазна, искушая все новых и новых зевак, едва девушка зашла в здание кампании. Михаил, как ни странно, подчинился наказу Экс, избегая смотреть на суккуба, он поднял брошенный наземь пиджак и, наблюдая за каждым носом, смотрящим вслед девушке, шел за ней по коридорам.
В какой-то момент Михаил украдкой взглянул на Александрию, потом смотрел чуть дольше, а в итоге не смог отвести глаз. Это хрупкое коварное создание сводило его с ума, цепочка позвоночника, проступающая на обнаженной спине, едва заметные ямочки на пояснице, невесомая обольстительная поступь, подпрыгивающие от ходьбы рыжие локоны. Живая куколка непреднамеренно повелевала частью мужского сознания. И это злило Михаила. Александрия же была в растерянности, ее чары, которые никогда не подводили, дали сбой, Ангел Смерти отказывался им поддаваться. Она не могла решить сложившуюся ситуацию привычным методом – кражей чужой памяти, не могла воспользоваться человеком, поиграться с ним. Экс чувствовала себя уязвимой, зависимой, она будто стояла на краю пропасти, и каждое неверное движение могло столкнуть ее в бездну. Это пугало Александрию.
Они оба видели друг в друге угрозу, но искушение, связавшее их по рукам и ногам, было куда сильнее опасений.
Александрия, соблазнив все одушевленные объекты и лишив их способности трезво мыслить, смогла проложить путь к кабинету Балтазара, который, к счастью, оказался пуст. Все складывалось как нельзя лучше. Едва дверь за незваными гостями закрылась, Экс прикрыла грудь руками и попросила у Михаила пиджак. Девушка оделась, и пара осмотрелась вокруг - ночной кабинет хранил молчание, ожидая возвращения своего хозяина.
Экс не стала церемониться, отодвинула пару стульев, на четвереньках забралась под стол и разлеглась под прозрачной столешницей, а через пару секунд рядом приземлился Михаил.
-И что теперь, мисс конгениальность? – серьезно спросил мужчина.
-Эм… Поищем зацепку? – мило улыбнулась Александрия. И, вздохнув, оба принялись осматривать и прощупывать стекло на предмет замка или чего-то подобного. После пяти минут безуспешных исканий Михаил победно ухмыльнулся:
-Нашел.
Экс подползла к мужчине и взглянула на миниатюрную резьбу на стекле: окружность и непонятный символ внутри.
-Отлично. Это замок, - довольно заключила девушка.
-Чудо дедукция. А где же ключ? – спросил Михаил, и неожиданно в воздухе между подельниками образовалась золотистая дымка, извивающаяся бесформенной материей.
-Что за черт? – встрепенулась Экс, испуганно отодвигаясь вдаль, на что Михаил вдруг шикнул, заставив девушку притихнуть. Дымка, изящно скользя по воздуху, приблизилась к демонице и потянула вверх ее кулончик, единственный оставшийся подарок Балтазара. Михаил подхватил украшение, и дымка растворилась. Он внимательно рассмотрел резьбу и кулон и сбил Александрию с толку своим вопросом:
-Откуда он у тебя?
-Балти подарил его мне, когда я была еще ребенком. А что?
-Он говорил что-нибудь?
-Не помню. Это было сто лет назад.
-Вспомни.
-Да не помню я! – сорвалась Александрия, и в тот же миг сквозь нее пролетела вновь возникшая золотая дымка. В мыслях девушки всплыла картина из прошлого, четкая как ясный день: Балтазар склонился над Экс – еще девочкой – и надел ей на шею тонкую цепочку с круглым кулоном, сказав слова, которые сейчас жаждал услышать Михаил. И Экс повторила их.
-Ты мой ключик к счастью.
Михаил победно улыбнулся, но Александрия умудрилась тут же испортить момент триумфа.
-Что это за летающая фигня?!
-Не называй его так, - отрезал Михаил.
-Его?
-Помолчи, - почти рявкнул мужчина, и Александрия послушно умолкла. Михаил протянул кулон Экс к стеклянной столешнице и вложил в резьбу, две половинки подошли идеально. Но чуда не произошло. Александрия знала, в чем дело, она тут же прокусила свой палец и оставила на кулончике ярко-малиновый кровавый след. Стекло неожиданно задрожало, комнату наводнили невыносимые крики и гул, Экс от испуга схватила Михаила за руку, и в тот же миг пара исчезла, затянутая в тайник коварного демона.


Жизнь нужно прожить так, чтобы было стыдно рассказывать, но приятно вспоминать
 
CrazZzy_BukaДата: Среда, 29 Август 12, 19:40 | Сообщение # 12
Young Dreamer
Сообщений: 768
Награды: 38
Репутация: 18
Статус: Offline
Человеки! Сжальтесь! Если вы читаете данное произведение, оставьте хоть малюююсенький отзыв)

Жизнь нужно прожить так, чтобы было стыдно рассказывать, но приятно вспоминать
 
CrazZzy_BukaДата: Четверг, 30 Август 12, 12:56 | Сообщение # 13
Young Dreamer
Сообщений: 768
Награды: 38
Репутация: 18
Статус: Offline
Глава 10.

Я могу устоять перед чем угодно, кроме соблазна.
Оскар Уайлд.


Вспышка ослепляющего света.
И темнота.
Михаил и Александрия в недоумении взглянули друг на друга. К их обоюдному удивлению, в кромешной тьме они явственно различали фигуры и лица, будто раскрашенные флюорисцентной краской. Пару окружала лишь пустота.
Экс сделала пару шагов вперед, сопровождаемых легким стуком, обусловленным прикосновением пальчиков к земле, и, недовольно поджав губы, всмотрелась в темноту:
-Ага. И что это за чертовщина? Как здесь искать договор?
-Понятия не имею, - коротко ответил Михаил, отчасти сбитый с толку произошедшим.
-Ну, ты осмотрись вокруг. А я пока… - не закончив мысль, Экс неожиданно для себя самой села на пол и зевнула, прикрыв рот кончиками пальцев. Ее сковало необъяснимое чувство усталости и нежелания что-либо делать. Даже сидеть ей вдруг стало в тягость, и девушка, не раздумывая ни секунды, легла на холодный невидимый пол. Александрия чувствовала, как ее опутывали скользкие щупальца лени, все крепче и крепче прижимая к земле.
-Зачем я только пришла сюда, - тяжело вздохнув пожаловалась тьме Экс. Михаил, все это время пытавшийся хоть как-то разобраться в ситуации и найти выход из сейфа, взглянул на Александрию и изумленно вскинул брови. Полуголая девушка, без причин разлегшаяся на полу – выглядело чрезвычайно забавно, но совсем ни к месту.
-Что с тобой? – в смешанных чувствах задал вопрос Михаил.
-Усталость навалилась, - еле выдавила из себя Экс, а в девичьей голове пронеслась более изощренная мысль: «Шел бы ты. Лежать мешаешь.»
-Пару минут назад ты носилась как угорелая, - с сильной долей сомнения сказал Михаил.
-Спать хочется, - Александрия зевнула снова, что случилось, наверное, впервые в жизни, глаза ее начали смыкаться, и тут же хрупкое тело стали опутывать стебли колючего вьюнка, растущего ниоткуда с бешеной скоростью, царапая нежную кожу, но Экс едва ли что-то чувствовала. Девушка побледнела, ее словно равномерно присыпали пылью. Михаил, судорожно соображая, но не теряя самообладания, не страшась колючек, срывал крепкие нити растений, освобождая спутницу, а они опутывали Александрию вновь с пущей силой. Тогда Михаил приподнял Экс, разрывая колючие путы, и стал трясти ее за плечи, пытаясь привести в чувство.
-Эй! Александрия! Проснись! Слышишь? – рявкнул мужчина. Экс лениво приоткрыла глаза, но веки опять сомкнулись под тяжестью уныния. У Михаила не осталось выбора, и он, не церемонясь, дернул Александрию за уши, отчего Экс мигом пришла в себя и схватилась за пульсирующие болью уши. Усталость как рукой сняло.
-Ты что творишь?! – завизжала девушка и отвесила Михаилу пощечину, но мужчина даже не поморщился. – Придурок. Ау…
-Еще бы минута, и тебя бы похоронили под этими колючками, - Михаил кивнул в сторону щупалец вьюнка, а растения и след простыл, тьма спрятала его.
-Колючек? – Александрия последовала за взглядом спутника, но вместо побегов увидела собственное тело, испещренное мелкими ярко-розовыми царапинами, занывшими одновременно. – Что случилось?
-Не знаю, - не без злости ответил Михаил. – Внезапный приступ усталости и лени.
-Усталости? Я наелась на месяц вперед, - Экс поднесла запястье ко рту, припав губами к узкой длинной ранке, из которой сочилась малиновая кровь. – Эо немемально, - причмокивая, заключила девушка.
-Но факт, - продолжил Михаил, медленно ступая и вглядываясь в темноту, отчетливое эхо шагов гулко отдавалось в помещении, если место нахождения пары вообще являлось таковым.
Экс показалось, что приторно-сладкий вкус крови во рту исчез, она посмотрела на руку, но непослушный взгляд скользнул на перстень из розового золота, усыпанный десятком бриллиантов, неведомо откуда взявшийся. Она украдкой глянула на Михаила, ничего не заметившего и отвернулась, спряталась, любуясь новоприобретенной безделушкой. Драгоценные камни сияли ярче звезд на ночном небе, металл завораживал блеском и прохладой. Экс медленно подносила перстень все ближе к лицу, а потом изящная девичья ручка заскользила по израненному телу, оставляя за собой дорожку из дорогих даров. Волосы – и через мгновение в них поблескивала россыпь золотых ниточек, щека, легкое касание мочки уха – увесистые серьги с красными рубинами, линия вдоль шеи – удушающее россыпью драгоценных камней колье, грудь, живот, бедра – и вот по телу струится полупрозрачное черное кружевное платье, ножки – на щиколотке возник тонкий изящный браслет.
Экс с неописуемой нежностью поглаживала драгоценности, как мать гладит новорожденное дитя по покрытой редкими волосиками головке, от каждого прикосновения ее бросало то в жар, то в холод. Неописуемая буря чувств кружила разум девушки в безумном круговороте.
«Мое. Мое. Мое!» - без устали вопил внутренний голос демоницы, грудь бешено вздымалась, сердце рвалось из груди, в висках невыносимо стучало. Но что поразительно - каждая эмоция доставляла Экс неописуемое в удовольствие.
В голове Михаила бушевал водоворот путаных предположений и мыслей. Он оказался так близко к успешному выполнению задания, а какое-то глупое ухищрение демона сбило все планы. В содержимом сейфа, где Михаил и Экс оказались, определенно была подковырка, и внезапная усталость Александрии – только вершина айсберга, да только пока не предвиделось возможным разгадать замысел Балтазара.
Вдруг до ушей Михаила донеслись болезненные возгласы, прервавшие размышления.
-А! Жжет! – кожа Александрии горела в местах, где соприкасалась с дарованными предметами роскоши, богатые ткани и металл будто приклеились и разъедали кожный покров. Но Экс не просто не могла снять вещи, она не хотела этого, надрываясь в болезненных потугах, но оставаясь прекрасной.
Михаил не понимал, что снова произошло со спутницей: она визжала, трепала волосы, царапала ногтями голую шею, силилась снять пиджак. В один миг спокойная амазонка устроила настоящую вакханалию. Экс кривлялась, превозмогая боль, хваталась за украшения, мысленно вопрошая, за что они так терзают хозяйку, но Михаил не видел роскоши, перед ним корчилась все та же девушка в одолженном пиджаке. И он, кстати, изрядно потрепался. Следя за беспорядочными манипуляциями и брыканиями Экс, Михаил краем глаза увидел, что на ее пальце что-то сверкнуло, и этого блеска прежде не было. Мужчина намеревался бережно снять безделушку, но Александрия начала извиваться и отбиваться, чего Михаил не ожидал, Экс явно была не в себе.
-Мое! Нет! Не отдам! – выкрикивая все одни и те же слова, Александрия выворачивалась, умудряясь спрятать перстень, а когда Михаил подобрался опасно близко к украшению, вовсе укусила его за кисть руки. Мужчина устало вздохнул, приложил чуть больше силы к своим действиям, стремительно заломил руки Экс и снял перстень, мгновенно исчезнувший во тьме.
-Эй! Ты издеваешься что ли? Я не хочу выбраться отсюда калекой!
Узнав знакомый тон и говор, Михаил отпустил Экс.
-Уши, руки. Что ты следующее мне оторвешь? – недовольно затараторила Александрия, потирая ноющие запястья – отличное дополнение к горящим ушам и многочисленным царапинам на ее идеальном теле.
-Ты не видишь? – торжествующе спросил Михаил, приподняв плечи.
-Что? – отрезала Экс.
-Это же сейф. А у любого сейфа есть замок, - продолжал мужчина, пытаясь донести до девушки смысл.
-Я не понимаю, - поломавшись, сдалась Александрия.
-Он нас испытывает. Это ловушка, из которой только два выхода: договор или вечный мрак.
-Но ведь не было никаких испытаний, - возразила Экс, не понимая, что имеет в виду Михаил.
-Уверена? Меньше чем за двадцать минут тебя чуть не задушил колючий вьюн, и растерзали собственные пальцы.
Экс мельком взглянула на руки, исцарапанные и покрасневшие. Она была почти готова согласиться с Михаилом, но уязвленная гордость не позволяла так быстро признать промах.
-И что же за испытания? – огрызнувшись, спросила Экс.
-Возможно, после следующего, я скажу точно, - отвлеченно ответил Михаил, ожидая очередного подвоха.
-Зачем говорить тоном, будто на меня сейчас обрушится семь казней египетских?
-Ничего подобного я не имел в виду. Просто кто предупрежден – тот вооружен.
-Сказал парень со стволом за пазухой, - закатив глаза, отвернулась Экс и с легким смешком пришла в растерянность, быстро сменившуюся наслаждением, приправленным капелькой обжигающей жажды.
Перед суккубом расположился лабиринт из мощных деревянных столов, украшенных искусной резьбой, которые буквально ломились от обилия яств. Толстые столешницы прогибались под весом деликатесов и слегка потрескивали. Экс прикусила уголок губ, обернулась, стремясь найти поддержку и защиту в лице Михаила, но мужчины и след простыл. Александрия была одна, наедине с очередным соблазном, подброшенным сейфом, который создал ее нерадивый папаша.
Девушка была не в силах сопротивляться притяжению кушаний, глаза ее разбегались, паучками шмыгая от одного блюда к другому, каждое из которых в точности повторяло фотографии из кулинарных книг высшего класса. Как и в любом ресторане ужин начинался с салата, потом громоздились десятки видов жаркого: говядина с кровью, запеченная утка, свинина, ягнятина, фуагра; чуть дальше Экс заметила тарелки с красной рыбой, палтусом и гребешками; следом за основными блюдами столы подносили девушке десерты: креманки со сливками, чизкейки, пирожные, небоскребы многоярусных тортов, выпечка, сотни бокалов с приторными детскими коктейлями, от одного взгляда на которые у Экс слипался рот. Вазы с фруктами, ярко-желтые кусочки ананаса, сахарный арбуз, грозди винограда, темно-фиолетовыми шариками стремящиеся упасть на стол. Ах…
Александрия никогда не ела. А если быть точнее, ее рацион состоял совсем не из того, что предлагает человеческое меню – из слабости мужчин, которая, переходя к Экс, становилась ее силой. Она питалась их падкостью, невозможностью устоять перед женскими чарами. Мужские терзания, попадавшие на кончик острого язычка, были слаще сахара и меда, калорийнее масла и желаннее постельных утех. Это источник жизни любого суккуба.
Но сейчас все было иначе. Экс чувствовала голод. Адскую жажду. Она рыскала глазами в поисках единственной вещи, способной избавить девушку от физических мук, но съедобный лабиринт терзал ее, отказываясь предоставить желаемое, издевался над ней, соблазняя, доводя до изнеможения.
Когда нервы Экс были уже на пределе, сейф сжалился и ниспослал благодать – впереди, на отдельном круглом столике, одиноко стоял изящный хрустальный бокал, наполненный нектаром богов – красным вином. Александрия подбежала к столику и встала на колени. Она поднесла руку к губам, но не почувствовала как пальчики дрожат и отстукивают нервную мелодию.
Александрия едва представила вкус вина, как чувства захлестнули ее, суккуб схватила бокал и залпом, большими глотками попыталась осушить его. Но жидкость не убывала. Красные ручейки побежали по груди Экс, однако это было уже не вино. Александрия ощутила, как помещение заполняется водой, затапливая девушку, но она продолжала пить, не в силах остановиться. Вода подступила к горлу и стремительно потащила девушку на глубину, невзирая на отчаянные трепыхания захлебывающейся жертвы. Экс гребла ногами и руками, но толща не желала ее отпускать.
Иголка горестного унижения кольнула девушку в ребро. Она не смогла пройти испытание отчима. Экс уже смирилась с неизбежным, как вдруг ее за шкирку выхватил Михаил. Очередь судорожных вздохов, дабы наполнить легкие желанным кислородом. И вот Экс была снова живой, невредимой и сухой, как солома.
-Это вино хуже самого дешевого портвейна, - огрызнулась Александрия и сплюнула.
-Вино? – переспросил Михаил, прищурившись.
Экс кивнула в знак согласия.
-Лень. Потом жадность. Теперь чревоугодие, - медленно рассуждал сам с собой мужчина, пока Александрия пыталась отдышаться, а следом чуть не упала в обморок, не успев оправиться от потопа, потому, что Михаил… Захохотал? Именно. Этот суровый, серьезный самец, улыбавшийся и то через силу, смеялся во все горло.
-Признаюсь. Это, конечно, не гениально. Но чертовски умно, - сквозь смех выдавил мужчина, приведя Экс в еще больший ступор. – Снимаю шляпу, Балтазар.
-Михаил, я рада, что ты узнал, что такое смех, но… Ты меня пугаешь, - сказала Экс, без тени притворства, тут же закашлявшись - вода подступила к горлу.
-Грехи, - лишь и ответил спутник Александрии.
-Что? – переспросила девушка, вытирая рот рукавом пиджака.
-Грехопадение, - четко, почти по слогам произнес Михаил. – Он испытывает нас на грехопадение. Семь смертных грехов.
-Судя по твоему поведению, это хорошо, - поморщившись заметила Экс. Михаил снова засмеялся, обнадеживая девушку, и сказал:
-Мы пропали.
Улыбка с лица Экс мигом исчезла.
-Даже не так, - продолжал Ангел Смерти. – Это не отражает всю безнадежность ситуации. Мы в полной заднице.
-Но почему? – непонимающе закричала Экс, дополнительно напуганная поведением спутника. – Соблазны – это ведь в моей природе. Это же так просто – подтолкнуть к греху.
-Да. Но здесь не ты руководишь. Ты – кукла. Проверить иммунитет суккуба к грехам. Да это все равно, что закрыть лису в курятнике.
-Еще одно подобное сравнение – и ты труп.
-А мы и так на грани. Чего бояться то? Сейчас мы оба зависим лишь от твоего самообладания, что, в принципе, приравнивается к смерти.
-Почему же только от меня? Скидываешь ответственность?
-Я – Ангел Смерти, Александрия. Некто бездушный и не поддающийся соблазнам. Все человеческое мне чуждо.
-Оу… Но ведь мы прошли уже три греха. Осталось чуть больше половины. Ты, если что, остановишь меня. Как тогда с кольцом, и вином, и…
-Не так просто. Соблазны идут по нарастающей. Чем дальше мы заходим, тем глубже искушения проникают в сознание. Демону это не под силу.
-Посмотри на мои бицепсы, - Экс выставила руку и потянула вниз рукав пиджака, чтобы обтянуть изящную линию мышц. - С таким рельефом мне все под силу.
Александрия улыбнулась, но мозгами отчетливо понимала, что ситуация безнадежна, если даже Ангел Смерти, всеми фибрами души ненавидевший Балтазара, с уважением отозвался о проделанной демоном работе. Теперь Экс было как никогда важно сохранять легкий и непринужденный настрой, чтобы ненароком не удариться в панику.
-М… И что же нам делать? – с невинным видом поинтересовалась девушка.
-Сидеть и ждать, пока на нас обрушится новый соблазн, - сурово как прежде ответил Михаил. Экс встрепенулась, перспективы утонуть, сгореть или быть заживо погребенной в равной мере не вызывали милого волнительного предвкушения. Михаил взглянул на девушку, растерянную, но отчаянно подавляющую страх, и внутри, в груди, почувствовал удар тревоги куда более сильной, чем раньше. Так размеренные волны, накатывая на берег, постепенно подготавливают его для прилива, и пока мир спит спокойно, разрушительный гребень воды накрывает берег полностью, затягивая дома, деревья, чужие жизни в мрачную пучину. Цунами беспокойства снова и снова обрушивалось на Михаила, пока он наблюдал за Александрией, и мужчина ничего не мог с этим поделать.
Экс сидела на полу, подобрав под себя ноги, и, чтобы хоть как-то убить время, засучила рукава пиджака и стала осматривать свежие царапины, оставленные побегами лени. Девушка водила кончиками пальцев по предплечью правой руки, успокаивая кожу, и в какой-то миг заметила, что вырисовывает знакомый символ – «S», клеймо высших демонов.
Большую часть сознательной жизни Александрия мечтала об этом символе, дающем полную свободу поступков, неограниченность в делах, вседозволенность. Она была чрезвычайно довольна своей сущностью: наряду с тысячами достоинств в ней существовал единственный, но существенный недостаток - суккубы принадлежали к низшему рангу. Могущество Балтазара для Александрии было окном в заветный мир высших, оно позволяло ей общаться с демонами как с ровней, а то и как со шпаной.
Погрузившись в омут воспоминаний, Экс не обратила внимания, как на ее правой руке возникло желанное клеймо. Девушка встала и пошла в неизвестном направлении, понимая, что не может контролировать собственные действия. Вокруг Александрии сформировался кабинет типичного офисного менеджера. Пока девушка стояла в ожидании, опираясь кончиками пальцев о стол, в дверь вошла молодая женщина, дьявольски красивая. Густые черные как смоль волосы, большие, пронзающие взглядом глаза, тело, хрупкое и изящное. Одетая в длинное черное платье, украшенное бисером, женщина словно парила над землей, так легка была ее поступь.
Она подошла к Экс, пальчиком приподняла ее подбородок и улыбнулась, обворожительно и живо, а в глазах ее однозначно плясали бесы. Александрия легко узнала, где видела этот озорной и хищный взгляд прежде – в собственном отражении. Женщина была суккубом и пыталась соблазнить Экс, а судя по мозаике чувств, сложившейся у нее в груди, план женщины успешно выполнялся.
Неожиданно для себя самой Александрия притянула женщину к себе, утонула в мягких черный локонах, вдыхая дивный аромат корицы, еще больше вскруживший голову. Экс была готова сорвать с обольстительницы одежду и впиться в ее губы страстным поцелуем, но что-то в голове щелкнуло. Александрия сильным резким движением оттолкнула женщину, отчего та распласталась на полу, напуганная и растерянная.
Удары сыпались с рук Экс с неимоверной скоростью и силой, оставляя на лице и теле женщины чудовищные ссадины. Губы ее были разбиты, с рассеченной брови стекала струйка яркой малиной крови, руки тряслись, тело извивалось в попытке укрыться от ударов, но тщетно. На женщине уже не осталось пустого места, когда Экс опустилась рядом с ней на колени и начала душить, железной хваткой вцепившись в тонкую шею. Жертва была готова погибнуть, но взгляд ее скользнул за спину Экс, глаза замерли от ужаса, и едва движущимися губами женщина прошептала:
-Александрия…
Экс обернулась и увидела на пороге кабинета маленькую черноволосую девочку, кукольные глаза которой были полны слез, нижняя губа дрожала вот-вот силясь закричать. На глазах ребенка убивали его собственную мать. Мать Александрии.
Экс внезапно оказалась в другом конце комнаты и увидела происходящее под новым углом. Рядом со столом лежала женщина, державшаяся за жизнь, лишь видя свое дитя, над ней склонился Балтазар, его красные глаза пульсировали от бешенства, а у двери стоял двухгодовалый ребенок, которым была Александрия семнадцать лет назад. Балтазар бросил гневный взгляд на дитя, снова посмотрел на женщину и одним движением свернул ей шею.
Все исчезло. Тьма забрала очередное видение. Перед поверженной в шок Александрией стоял Михаил и пытался привести девушку в чувство, тряся ее за плечи, всматриваясь в отсутствующий взгляд. Экс подняла голову, посмотрев на Михаила, ее щеки блестели мокрыми дорожками слез, но лицо было каменным, а взгляд непривычно серьезным.
-Мы добудем договор, во что бы то ни стало, - отрезала Александрия, голос ее был тверд и непреклонен.
-Какой четвертый? – только и спросил Михаил после продолжительной паузы.
-Зависть. Я почувствовала, что значит быть высшей, - пояснила Экс, по лицу девушки было видно, что дальнейшего повествования ждать не следует. И Михаил не стал бередить чувства.
-Ты выбралась сама. Значит, испытание пройдено.
-Это хорошо или плохо?
-Следующее будет еще изощренней, чтобы ты наверняка провалилась.
Экс кивнула и, осматриваясь по сторонам, прошептала себе под нос:
-Нет уж, Балти. Ты не знаешь, на что я способна.
На лице Михаила, краем уха услышавшего слова Экс, появилась едва заметная улыбка. Он отошел в сторону, надеясь увидеть хоть малейшее изменение во тьме, но она по-прежнему окружала пару плотной пеленой.
-Каково это, быть соблазненным? – вдруг спросил он, склонив на бок голову. Александрия посмотрела на Михаила, стоящего к ней спиной и пожала плечами.
-Трудно объяснить. Но одно я знаю точно, соблазнять гораздо веселей, - уголки девичьих губ слегка потянулись вверх, но тут же поникли. – Меня не часто соблазняли. Наверное, только один раз.
-Кто же этот смельчак? – с насмешкой спросил Михаил.
-Моя мать. В последнем испытании. Я оказалась на месте Балтазара.
Михаил немного повернул голову, его брови были сведены, руки в карманах сжались в кулаки.
-Впервые против меня использовали мои же чары.
-Понравилось? – спросил мужчина, предвидя ответ.
Экс отрицательно покачала головой.
-Я почувствовала себя такой слабой, беспомощной. Она пробудила во мне какие-то странные животные чувства. Ненастоящие. Она как будто заставляла меня хотеть ее. Против воли. Так гадко.
-Забавно, как одна и та же вещь может приносить одновременно удовольствие и муки. Это испытание не пойдет тебе на пользу. Хищник - на то и хищник, он не должен становиться жертвой ни на секунду. Иначе жалость его погубит.
-Думаешь, теперь я перестану использовать мужчин?
-Конечно, нет. Но эмоция, испытанная жертвой, периодически будет возвращаться.
От слов Михаила по телу Экс пробежали мурашки, она вспомнила бесконтрольное дикое влечение, неосознанное принуждение.
-А как это у людей? – робко, почти стесняясь, спросила Александрия. - Они тоже заставляют друг друга?
-Не знаю, - Михаил на пару мгновений задумался, заинтересовавшись вопросом, но быстро подавил зачатки любопытства. – Я не работаю с людьми.
Экс наблюдала за Михаилом, который все еще не желал повернуться к ней лицом. Сдержанный и непоколебимый как скала, он вдруг взбудоражил мысли и чувства девушки. Темные взъерошенные волосы, футболка, облегающая широкую спину, крепкие руки, спрятанные в карманы. Минимум эмоций, максимум притягательности.
Александрия медленно, развязно покачивая бедрами, пошла к Михаилу, и под ее ногами одновременно с каждым шагом появлялся мех, дивные мягкие шкуры зверей, приятно щекотавшие пальчики. Подойдя вплотную к мужчине, Экс обняла Михаила, водя руками по мышцам пресса и груди, прижавшись губами к спине. Михаил обернулся, высвободившись из нежных, но цепких объятий, в глазах читалась решительность и слабая тень сомнения. Александрия расстегнула пуговицы пиджака, направляясь от нижней к верхней, и скинула его, оставшись лишь в трусиках. Но Михаил медлил, в нем боролись две равные силы: терпение и желание. А стоящая напротив девушка сделала все возможное, чтобы страсть одержала победу.
Михаил приблизился к Александрии, провел руками по талии и спине, скользя по коже нежнее шелка. Экс, улыбаясь, помогла Михаилу снять футболку и смогла ощутить жар его тела. Мужчина больше не мешкал. Он подхватил Экс на руки и впился в ее губы поцелуем, неудержимым и опустошающим.
Они лежали на теплом меху, покрывая тела друг друга требовательными прикосновениями губ. Они сгорали от жажды наслаждения и нетерпения, но медлили, как будто опасаясь, чувствуя, что страсть была наваждением, была чужеродной. Когда Экс поцеловала Михаила в ямку между ключиц, то вдруг содрогнулась, по ее спине пробежал холод, а мужчина резко выдохнул от внезапно пробежавшего по позвоночнику озноба. Но оба мгновенно забыли о произошедшем. Михаил прижал Экс к полу, откинул с девичьего лица растрепавшиеся рыжие волосы, и неожиданно пара ощутила новый приступ удушья. Мужчина отстранился и вдруг увидел, как во тьме сверкнули два узких глаза, а в ушах раздалось шипение. Искуситель вот-вот мог выжать из них дух, как воду из мокрой тряпки. А все потому, что они поддались.
Михаил быстро поднялся, нашел пиджак и бросил его Экс, избегая смотреть на девушку. Александрия поднялась, ничего не понимая, прикрылась пиджаком и пронзила спутника взглядом полным гнева и обиды.
-Да что ты о себе возомнил? Никто не имеет право обращаться со мной подобным образом! Слышишь, недоразумение? – прикрывшись пиджаком закричала Экс.
-Успокойся. Мы справились с похотью, - безэмоционально ответил Михаил.
-Мы справились, - передразнила его Экс. – Ты перепутал. Я справилась. Я!
-На этот раз оба.
-Не-ет, - Александрия разошлась не на шутку. Она обильно жестикулировала, тыча в мужчину пальцем, ее глаза сверкали недобрым огоньком. - Здесь все только на мне и держится. А ты – ничтожество, неспособное справиться со своей работой! Да ты должен в задницу меня целовать!
-Эм… Александрия, - только и смог выдать Михаил, когда, наконец, посмотрел на девушку, обиженную отказом. – Вспомни о скромности.
Экс пылала. Рыжие локоны начали ходить ходуном, постепенно воспламенялись, потом от всего тела стал исходить жар, по груди скатилась капелька испарины, девушка буквально горела, все тело было объято пламенем. И чем яростнее Экс доказывала свою значимость, тем ярче плясал огонь.
-Я привела тебя сюда! Хваленый Ангел Смерти. Ни черта бы ты не смог добиться без меня!
У Михаила не оставалось выбора.
-Неужели? Тогда позволь напомнить тебе, кто ты есть. Жалкий демон. Без положения. Без власти. Глупая марионетка в руках Балтазара.
-Замолкни! - пламя накренилось, как от резкого потока воздуха. - Я не собираюсь…
Но Михаил перебил Экс.
-Вся твоя жизнь – бессмысленное представление, построенное на обмане. Если тебя стереть с лица Земли, ничто не изменится. Ни для кого. Тебя просто не существует. Ты ничтожество, Алексндрия. Ты, а не я. Ты ничто, - отчетливо повторил Михаил. Экс встрепенулась, буйные языки пламени начали утихать, меняясь от красных к рыжим, от рыжих к желтоватым, а от них к синим всполохам, трепыхавшимся, пока не погасли совсем.
-Это ложь, - твердо ответила Александри, хотя прекрасно осознавала верность каждого сказанного Михаилом слова.
-Иначе тебя бы раздавило самомнение, - без злорадства, но и без сожаления пояснил Михаил.
-И того шесть, - Экс начала загибать пальчики. - Лень, жадность, чревоугодие, зависть, блуд и гордыня. Остался…
-Гнев, - договорил Михаил.


Жизнь нужно прожить так, чтобы было стыдно рассказывать, но приятно вспоминать
 
CrazZzy_BukaДата: Четверг, 30 Август 12, 12:57 | Сообщение # 14
Young Dreamer
Сообщений: 768
Награды: 38
Репутация: 18
Статус: Offline
Глава 11.

Каждый из нас носит в себе и ад и небо.
Оскар Уайльд.


-Заранее извиняюсь за вопли, - после долгой паузы с легкой улыбкой сказала Александрия, но ответа от Михаила не последовало. Он был глубоко погружен в размышления, вспоминая позапрошлое испытание.
Произошло то, чего он никак не ожидал – похоти поддалась не только Александрия, но и Михаил. Бездушный Чистильщик стал жертвой греха, что было просто невозможно, как ни крути. Ангел Смерти – существо, стоящее особняком от демонов, ангелов и людей. От рождения безгрешные, они не убивали – они наказывали, восстанавливали справедливость и равновесие. А с Михаилом творилось что-то неладное, и он не мог в этом разобраться.
Прошло уже много времени, а новый соблазн не желал нападать на пару. Экс сидела в позе лотоса, облокотившись о руку, и водила пальчиком по невидимому полу. Михаил сидел рядом, буравя взглядом темноту под ногами.
-Похоже, Балтазар что-то напутал или не доделал сейф, - пожаловалась Экс.
-Все из-за нашей готовности. Вся суть испытаний в их неожиданности.
-И сколько же нам здесь сидеть?
-Ни все ли равно? Спешить некуда.
-Да уж. Благодаря твоему вмешательству, вся моя жизнь пошла наперекосяк, - усмехнулась Александрия.
-Не стоит обвинять меня.
-А что же делать? Благодарить? – шутливый тон в один момент исчез. - Вроде не за что.
-Ты знаешь далеко не все, - отстраненно ответил Михаил.
-Но предостаточно. Я предала темное братство, помогая тебе. Мужчине, которого знаю от силы неделю. Не удивлюсь, если мы и познакомились неслучайно.
-Вынужден разочаровать, это было чистой воды совпадение. Просто все удачно сложилось.
-Еще бы, - Экс откинула назад растрепавшиеся волосы. - И переспал со мной и до договора почти добрался. Пострел везде поспел.
-Откуда столько недовольства? – Михаил, закрыв глаза, сделал круговое движение головой, разминая шею. - Ты не особенно сопротивлялась тогда. Даже наоборот.
-Я с тобой не о сексе разговариваю! – закричала Экс и поднялась на ноги, одновременно встал и Михаил, взбудораженный разговором, но сохраняющий самоконтроль. – Ты мне жизнь разрушил! Понимаешь?
-Все, что произошло, ты сделала сама. С моей стороны не было принуждения. Ты сделала выбор.
-То есть ты ни при чем? Молодец! – Экс наигранно всплеснула руками.
-А что я должен сделать? Взять всю вину на себя?
-Да, черт возьми! Ты сломал меня! Я ни в жизни не стеснялась! – надрывалась Александрия, внутри нее бушевал ураган. – Рядом с тобой я теряюсь. Не чувствую себя демоном. Я это не я!
-Не делай из меня виноватого. Ты не единственная пострадавшая сторона, - грудь Михаила тяжело вздымалась, вены на висках бешено пульсировали, но мужчина был невозмутим и собран.
-Правда? И что же плохого я с тобой сделала? Изнасиловала?! – завизжала Экс и после вздрогнула от внезапного ответного крика Михаила.
-Ты изуродовала меня! – мужчина вышел из себя, от чего у девушки перехватило дыхание. – С тобой я становлюсь слишком человечным! А это недопустимо! Я должен вершить судьбы, поддерживать равновесие, а сам поступаюсь приказами из-за какого-то суккуба.
-Ах, извини. Но уж такой меня создали!
-Вертихвосткой. Кидаешься на все, что движется!
-Я, по крайней мере, не эмоциональный дегенерат! Только и делаешь, что талдычишь о глупом договоре и демонах!
-Я Смерть, тупица! Я убиваю! И должен быть беспристрастным. Неужели так трудно понять?
-А я-то здесь причем?! Надо – так убивай.
-Не могу! И в этом твоя вина!
-С какой это радости?
-Ты что-то делаешь со мной! Что-то странное. И я ни черта не понимаю!
Ангел Смерти взмахнул рукой и замолчал, Экс испуганно закрыла рот, мужчина тяжело дышал, грудь его сильно вздымалась, а глаза сверкали, девушка хлопала напуганными кукольными глазками, приходя в себя.
Михаил и Александрия молча стояли в кромешной тьме, глядя друг другу в глаза, обоим было нечего сказать. Они не понимали, что сотворила с ними судьба, во что их стремился превратить сейф. Стоя на краю пропасти, они раздумывали о прыжке, и о том, куда понесет их поток ветра: ввысь к блаженству или вниз навстречу смерти.
Первый шаг сделал Михаил, переступив гордость, страх и ярость. С не меньшим трудом он дался и Александрии. Стоя почти вплотную они не решались прикоснуться друг к другу, боялись снова дать слабину, лишиться сущности, но неведомая сила толкала их вперед.
Экс закрыла глаза, чтобы не спугнуть с трудом собранные силы. Михаил чувствовал ее прерывистое дыхание, видел дрожащие ресницы, приоткрытые губы. Да, она была другой рядом с ним. Она была настоящей. Александрия была единственной, кто смог превратить его из хищника в жертву, дать возможность ощутить боль потери, слабость и чувство, которому он еще не мог подобрать название.
И Михаил поцеловал ее, иначе, чем прежде. Нерешительно, медленно, в отрывистых прикосновениях проскальзывала вся боль, которую они испытывали, будучи лишенными возможности чувствовать. Каждое касание убивало их сущности, срывало тысячи слоев гордости, которые на них надело безумие времени, не в силах смотреть друг другу в глаза они полностью обратились в чувства. Законы полуночного времени отныне перестали существовать, растворились, оставив взамен лишь бледный пепел воспоминаний о прошлой жизни.
Утонув в объятиях, Экс и Михаил не заметили, как их обступила тьма, опутывавшая вязкими ледяными щупальцами, заключая их в плотное кольцо. И с резкостью дикой кошки она напала на пару. Александрия почувствовала, как ее стремительно потащили назад, ухватив за живот. Сделав сильный вдох, Экс распахнула глаза и увидела пустоту, обступившую девушку со всех сторон. Она повернулась кругом, осматриваясь, судорожно соображая, что происходит.
Страх пронзил девичье тело миллионом отравленных шипов. Она потерялась, осталась совершенно одна, тьма, давшая ей жизнь, теперь пожелала забрать ее обратно. Экс тяжело дышала, смотря то в одну, то в другую сторону, паника прочнее обосновалась в рыжеволосой голове, и не в силах больше стоять на месте, Александрия перепуганной газелью побежала в темноту.
-Михаил! Михаил! – кричала она, пытаясь увидеть знакомую фигуру. Но тьма ослепила Экс.
-Михаил! Пожалуйста! Где ты? – не теряла надежды девушка, но ответом ей было лишь эхо собственных слов.
-Балтазар, черт бы тебя! За что ты так?... – растерянно, остановившись, спросила у тьмы Александрия и закричала, что было мочи. - Михаил!
-Александрия… - едва слышно отозвалась темнота, Экс мгновенно обернулась на знакомый мужской голос.
-Михаил! Где ты?!
-Иди на голос… - новый еле различимый ответ, которому мгновенно повиновалась Экс.
-Михаил! Михаил! – не переставала кричать девушка, чтобы не упустить тонкую нить, соединяющую ее с Ангелом Смерти.
-Александрия! Иди на мой голос! – слова мужчины становились все громче, от чего у Экс зародилась надежда – она уже близко, сейчас они встретятся.
Босые ноги гудели от боли, огненные локоны растрепались, но Экс бежала вперед, не жалея сил, неслась вперед, навстречу спасению, и когда перед ее глазами возникли размытые очертания мужской фигуры, девушка нервно улыбнулась и быстрее прежнего полетела к нему.
-Михаил!
Ангел Смерти тоже увидел Экс, и прибавил скорость.
-Александрия! – но в голосе его не чувствовались облегчение и радость. – Скорее!
И спустя мгновение Экс увидела, с чем это было связано. Плотная невидимая материя пола затряслась и треснула, как чрезмерно натянутая ткань, разломы паутиной расползались вокруг, стремясь утащить девушку в бездну. Черные плиты откалывались и с грохотом падали во тьму, оставляя взамен огненные прорехи.
Экс нужно было преодолеть около трех метров, чтобы, наконец, крепко вцепиться в Михаила, но пол перед ней стремительно обрушивался. Не зная, что делать, она, продолжая бежать, осматривалась по сторонам, выискивая спасительный островок земли, но они неумолимо тонули во тьме. Девушка уже хотела остановиться, но Михаил, бежавший навстречу, что было мочи, закричал:
-Прыгай!
И Александрия прыгнула. В пустоту. Не раздумывая. Просто доверившись Ангелу Смерти, как бы абсурдно это ни звучало.
Экс резко дернуло в обратную сторону, оттого что Михаил прыгнул ей навстречу и схватил за руки. Александрия посмотрела наверх и увидела серьезного сосредоточенного мужчину, сильного и непоколебимого, его глаза были полны решимости, брови сведены, крепкие руки с легкостью удерживали на весу девушку, словно она была тряпичной куклой, а из широкой спины росли два огромных крыла, состоящие из темной воздушной материи, постоянно находящейся в движении и отливающей яркими фиолетовыми всполохами.
-Ну ты крут, - с восторженным лицом ребенка сказала Александрия, обратив на себя прожигающий взор Михаила, скользнувший вниз. Экс посмотрела на пол, но вместо черных плит увидела огонь, бешенный и всепоглощающий, полыхавший повсюду, куда бы ни пал взгляд.
-Добро пожаловать в геенну огненную? – спросила Александрия. – А где же договор?
Михаил со злобой смотрел на огонь, в глазах его пылала ненависть, он корил себя за то, что так слепо поверил, будто Балтазар на блюдечке преподнесет им договор после семи испытаний, пусть и успешно пройденных. Этот бой Экс и Михаил проиграли.
-Не знаю, - только и смог ответить мужчина.
Пламя под спутниками вдруг затрещало, и огненный всполох быстрой змеей достиг ног Александрии, которая не успела вовремя среагировать, но вместо криков из девичьих уст Михаил услышал:
-Холодный…
Экс удивленно посмотрела на Ангела Смерти. В глазах ее неожиданно зарябило, мужчина, пламя – все потеряло четкие очертания. Вместо этого Александрия увидела темноволосую женщину, которая гладила по голове засыпающего ребенка, приговаривая стишок, запрятанный глубоко в памяти Экс.
Помутнение прошло, девушка крепче вцепилась в руки Михаила, а уголки ее губ едва заметно скользнули вверх.
-Кажется, я знаю, в чем дело, - сказала Александрия. – Опусти меня.
-Куда? – озадаченно переспросил Михаил, приняв просьбу Экс за очередную прихоть избалованного ребенка.
-Вниз. Если я права, со мной ничего не случится.
-Это сумасшествие.
-А что еще можно ждать от суккуба? – улыбнулась Экс, но Михаил медлил. – А когда выберемся, я куплю тебе блок самых дорогих сигарет.
Еще несколько минут мужчина обдумывал требование Александрии и в итоге согласился с ним, других вариантов все равно не было. Экс улыбнулась, хотя сама не была уверена в верности принятого решения.
-Держись подальше от огня, - посоветовала Михаилу Александрия, когда он медленно начал опускать ее навстречу пылающей бездне.
Девушка быстро дышала ртом, тонкой струйкой выдыхая воздух, потом облизнула губы и зашептала:
-Рожденная в пламени.
Водой закаленная… - как Экс казалось, огонь отступал, но говорила она все же неуверенно, то и дело прерываясь.
-Хитра и обманчива.
Вином опьяненная… - девушка встрепенулась, когда прямо перед ее носом промчался огненный всполох.
-Темная, манящая, - до земли остался буквально метр.
-Лишь поцелуй… Дарящая, - закончила Александрия, одновременно ступив босой ножкой на землю, где вместо огня теперь были раскаленные докрасна угли, всепоглощающее пламя исчезло. – Получилось.
Экс широко улыбнулась и потопталась на обжигающих холодом углях, не причиняющих девушке ни малейшего вреда.
-Александрия, - позвал со спины Михаил. Экс обернулась и увидела то, что они с Ангелом Смерти так долго и упорно искали.
В воздухе, окруженный огненным кольцом, висел потрепанный, слегка обгоревший лист – договор, дарующий Балтазару силу, сравнимую с дьявольской. Экс медленно подошла к Михаилу, который намеревался взять бумагу, и порывистым движением схватила договор, мужчина вздохнул, закрыв глаза, но ничуть не раздраженно. При взгляде на девушку лицо его смягчилось, на губах невольно появилась полуулыбка, а глаза слегка сощурились.
Экс держала в одной руке договор, слегка потрясывая бумагой, не в силах скрыть радость, а другой указывала на себя любимую в такт словам:
-Кто гений? Я гений. Кто гений? Я ге… - Александрия, неожиданно ощутив испытанное прежде чувство, будто кто-то уносит ее прочь с неимоверной силой, ускользая во тьму, успела взять Михаила за локоть, мужчина одновременно сделал то же самое.
Тела сияющей темной дымкой стремительно затянулись в договор и вместе с бумагой растворились во тьме.


Жизнь нужно прожить так, чтобы было стыдно рассказывать, но приятно вспоминать
 
CrazZzy_BukaДата: Четверг, 30 Август 12, 12:58 | Сообщение # 15
Young Dreamer
Сообщений: 768
Награды: 38
Репутация: 18
Статус: Offline
Глава 12.

Осторожнее, Би, когда заключаешь сделку с дьяволом. Он всегда приходит забрать своё.
Gossip girl.


Парковая аллея дремала, укрывшись пушистым небесным одеялом. Горящие фонари, отбрасывали на широкую асфальтированную дорогу слегка дребезжащие тени. Еще пару минут назад теплый осенний ветер заботливо развел последних гулен по домам, чем спас от смертельной встречи. В траве копошились мелкие зверьки, выискивая, чем бы подкрепиться. Густая листва на деревьях шуршала от воздушных порывов. Мелодия ночи была незатейливой и тихой, как сон младенца, и такой же чуткой.
В один миг атмосфера кардинально изменилась. Стало тихо. Аномально тихо. Непослушные потоки ветра сбежали прочь, листья замерли, ночные непоседы попрятались по норам. Тишина давила на психику, сводила с ума, от нее звенело в ушах.
Свет фонарей замигал из-за сбоя в подаче электричества, пару минут он бился в конвульсиях, сохраняя надежду на жизнь, но лампы погасли.
И в кромешной тьме тонкая материя ужасающей тишины вдруг разорвалась. Эхо разносило по парку звук уверенных шагов, стук трости об асфальт.
Сама ночь отступала перед ним, освобождая путь. Воздух шипел и трещал, соприкасаясь с ледяной кожей лица. Земля бежала из-под его ног, страшась ядовитых прикосновений.
Да и сам Мефистофель едва ли был доволен восшествием на Землю. Ситуация до сих пор оставалась неясной. Но, как истинный Владыка, Дьявол сохранял спокойствие и хладнокровие.

***

Здание «Балтерком» за ночь успело полностью преобразиться. От скучных офисов не осталось и следа. Десятки этажей и сотни комнат слились воедино, образовав огромный зал, достойный Хозяина Преисподней. Пол был выложен каменными плитами, украшенными сакральными символами и метками, а в стыках между ними лежал толстый слой пепла – все, что осталось от грешников после встречи с адским пламенем. По стенам до самого потолка распростерлись картины и скульптуры, изображающие батальные сцены сражений между Небом и Адом, зачастую из-под камня проступали пожелтевшие человеческие кости, будто людей еще живьем закатали в бетон на радость Владыке. Между картинами тут и там просматривались символы, в той же закономерности, что и на полу.
В дальней стороне зала на фоне гигантской фрески, отображающей, как в Садах Эдема юная Ева, поддавшись соблазну, стала жертвой Змея Искусителя – услада для мыслей Дьявола и доказательство несовершенства людей - из костей, черепов и пепла на возвышении взгромоздился мощный трон, по подлокотникам которого многочисленными тонкими струями стекала кровь.
В центре помещения кругом стояли демоны в длинных темных мантиях, пряча лица под капюшонами. Сложив руки на уровне груди, они неустанно шептали темные молитвы, и с каждым произнесенным словом пепел между символами раскалялся, становясь огненно красным, и по извилистым рытвинам струились робкие огненные змеи, крепшие секунда за секундой. Обжигающая стена росла, горячие струи рвались на встречу друг другу, сплетаясь в единую мозаику пламени, заполоняющую весь зал. Связи становились прочнее, костяные картины со скрежетом начали шевелиться, будто разминались после векового заключения, кровь с дьявольского трона потекла обильнее, окропляя каменный пол. Герои фрески тоже очнулись ото сна: Змей извивался в нетерпении, с раздвоенного языка звучало шипение, Ева, потупив взгляд, размышляла, а по ее обнаженной спине струились шелковые рыжеватые локоны.
Церемония подготовки близилась к завершению, когда внезапно один из демонов, издав яростный вопль, вылетел из круга, снесенный невидимым мощным энергетическим ударом, и рухнул на пол. В тот же момент струи пламени взвились ввысь до потолка, так что весь зал буквально вспыхнул, и стремительно исчезли, оставив взамен раскалившиеся камни и пепел.
Демон, прервавший церемонию, резко сбросил с головы капюшон, обнажив лицо Балтазара, исказившееся от ярости. Быстро дыша, он метнул прожигающий взгляд на потолок, но смотря куда глубже. Демон сжал руку на груди, где под мантией дожидался своего времени наконечник копья Лонгина, и зарычал.
Спустя мгновение он несся прямиков в свой кабинет.

***

С диким грохотом Михаил и Александрия вывалились из сейфа, как будто последний их попросту выплюнул, на пол, оказавшись под столом. Кулон Экс, все это время ютившийся в замке, упал на грудь девушки, испачкав кожу в малиновой крови.
Выбираясь из-под стола, Экс кое-как сложила договор и засунула во внутренний карман пиджака.
-И что теперь? – запыхавшись, спросила девушка, ожидая дальнейших инструкций.
-Нужно отдать договор Сатане, - ответил Михаил, осматриваясь вокруг.
-Без вариантов? – с сомнением уточнила Экс, встреча с Владыкой – это не дружеский визит, к нему кого попало не пускают.
-Есть второй, - обнадежил Александрию Михаил, выглядывая из окна, чтобы по положению луны примерно определить время. – Балтазар сам уничтожит его копьем Лонгина.
Добавил мужчина, обернувшись к девушке. Экс удрученно пожала плечами.
-Дьявол так Дьявол.
Девушка засеменила к выходу, и едва Александрия собиралась открыть дверь, как Михаил мертвой хваткой вцепился в ее плечо и оттащил к центру комнаты. Дверь распахнулась, ударившись о стену, и в кабинет, тяжело дыша, вошел Балтазар. Красная радужка глаз пульсировала, сосуды под кожей извивались, точно живые, волосы на голове встали дыбом.
Поверхность стен начала пузыриться, как жидкий металл, пол задрожал, а спустя мгновение под ожившей штукатуркой, словно под тканью, на четвереньках ползали демоны, шипя и взвизгивая, прорываясь сквозь плотную завесу наружу, чтобы защитить Балтазара.
Экс и Михаил оглянулись вокруг – они были окружены, бежать некуда. План встретиться с Сатаной перешел в разряд невыполнимых.
Балтазар прошел ближе к пойманной с поличным паре, смотря дочери в глаза.
-Отдай договор, Александрия. И я пощажу тебя, - демон протянул руку, но девушка лишь огрызнулась в ответ.
-Неужели? Слабо верится после нескольких покушений.
Экс сделала шаг назад, отдалившись от отчима. Балтазар оскалился, а атрофировавшаяся мышца на лице задрожала.
-Не кривляйся как собака, - сказал Михаил, переманив на себя внимание демона.
-Ты не помешаешь мне, Чистильщик. Договор неприкасаем. Как и я.
-Смирись, Балтазар. Тебе уже не выбраться из этой передряги.
Демон вдруг зарычал, как лев, отгоняющий соперника, так что стены затряслись, а стеклянный стол и стулья запрыгали, со звоном ударяясь об пол. Экс от неожиданности отшатнулась и встала ближе к Михаилу. Балтазар пронзил мужчину гневным взглядом и заметил, что напуганная дочь так и льнула к напарнику, ища защиты, и злобно ухмыльнулся.
-Хваленый Ангел Смерти. Что-то ты плохо справляешься с работой.
Балти смотрел на Александрию с довольной физиономией и внезапно щелкнул языком, так что Экс вздрогнула. Девушка повернулась к Михаилу, и в гробовой тишине он услышал ее переполненный страхом и болью вдох.
-Она убийца, - продолжил Балтазар, растянувшись в улыбке до ушей. – Так выполняй же свой долг. Михаил.
Демон с надуманной страстью выплюнул имя ненавистного Чистильщика, получив от этого колоссальный шквал удовольствия.
Пока демон заливисто хохотал, Ангел Смерти не двигался. Его брови были сведены, руки сжались в кулаки, нутро кипело от борьбы эмоций. Он медленно потянулся за пистолетом, спрятанным за спиной, смотря в пустоту перед собой.
Михаил не мог взглянуть на Александрию, не мог видеть ее искаженное ужасом лицо, как она в страхе шаг за шагом отстраняется, лишившись защиты, как дрожит от предчувствия близкой гибели, не хотел наблюдать за золотой дымкой, сияющей вокруг хрупкого тела и требующей наказания за убийство. Не мог.
Но должен был.
-Давай же! – подначивал Балтазар.
И с его словами полетела секунда, показавшаяся Ангелу Смерти вечностью.
Не изменившись в лице, непоколебимый и уверенный, он выхватил из-за спины пистолет, схватил Александрию за руку, отчего девушка чуть не упала, потеряв равновесие, она крепко зажмурилась, отвернувшись от Смерти, и Михаил спустил курок.
Первая пуля, прорвав тонкую завесу воздуха, вонзилась в кисть Ангела Смерти, которую он подставил под удар, а вторая прошла сквозь дрожащую ладонь Александрии. Красная дымка духа суккуба, сияя в ночном свете, вылетела из тела Экс и растворилась в воздухе, лишив чувств Александрию. Михаил той же рукой подхватил потерявшую сознание девушку и осторожно, но не сводя глаз с Балтазара, положил ее на пол.
Демоны в комнате взбудоражено зашептали, отчего помещение наполнилось гулом, а Балтазар, изумленный произошедшим, с ненавистью взглянул на Михаила.
-Теперь она не в моей компетенции, - твердо сказал Ангел Смерти.
Гул усилился, и демоны один за другим стали погружаться в стены и сбегать, пока Балтазар и Михаил ни остались наедине рядом с бездыханной Александрией.
-Вот и Мефистофель пожаловал, - сказал Чистильщик.

***

Зал, охваченный пламенем, исходящим из сакральных символов, усыпавших пол и стены, был наводнен слугами Темного Владыки, удостоенными чести носить на правой руке клеймо. Как и миллионы раз прежде они ожидали Хозяина, чтобы пасть пред ним ниц, признавая непревзойденную мощь и власть, нерушимую и вечную, свою рабскую слабость и ущербность, и восхвалить за дарованное право волочить бренное существование.
Скованные тишиной они смиренно ждали появления Дьявола, но сущности их рвались и метались, вопрошая, куда же исчез Балтазар – единственный демон, отважившийся свергнуть Мефистофеля. То ли его убили еще до начала церемонии, то ли он струсил и сбежал. Результат один – если Балтазар не успеет вернуться до момента восшествия на трон, его веками вынашиваемые замыслы потерпят крах.
Темный час неумолимо приближался, и, не изменив своей пунктуальности, Дьявол подошел к стеклянным дверям «Балтерком», которые не выдержали напора темной силы и взорвались, медленно, словно в невесомости, разлетаясь на тысячи осколков. Сатана, не сбавив шага, продолжал путь, четкости и размеренности его шагов мог позавидовать даже метроном. Он без усилий шел через парящие в воздухе осколки, которые, отталкиваясь от безжизненного тела, отлетали в стороны.
Войдя в подготовленный зал, Дьявол остановился, положив руки, спрятанные в кожаные перчатки, на трость, и слепыми, абсолютно белыми глазами взглянул на толпу собравшихся. Стоя в огне, они скрывались под черными мантиями, смиренно опустив головы. Лицо Сатаны не изменилось, оставшись беспристрастным.
Шагая вперед, он отталкивал от себя яростные языки пламени, которые образовывали туннель. Проходя мимо демонов, Сатана срывал с них мантии, мгновенно сгоравшие, и слуги тьмы принимали истинный вид, часто безобразный, но именно за него они и благодарили Дьявола. Исчадья Ада падали на колени один за другим, как домино, а их надежды на свержение Сатаны таяли на глазах.
Когда Дьявол проделал полпути к трону, Ева, изображенная на огромной фреске, обернулась и, увидев Мефистофеля, испуганно прикрыла рот рукой и убежала, спрятавшись за дерево, а плод познания, нечаянной оброненный девой, упал и подкатился под ноги Сатаны. Темный Владыка остановился, порывистым движением проткнул тростью, конец которой был заостренным, алое яблоко, пустившее сок. Дьявол поднял плод ко рту и откусил, но, не почувствовав вкуса, выплюнул.
Дойдя до костяного трона, изрыгавшего кровь грешников, Мефистофель повернулся лицом к своим рабам демонам и, облокотившись обеими руками о трость, замер. Все высшие, как и прежде, признали превосходство Темного Владыки и не смели поднять головы и взглянуть в слепые, но прожигающие насквозь глаза. Все кроме одного.
Сатана ждал финала трагедии, последний акт которой подходил к концу несколькими этажами выше.

***

Кабинет сотрясся от яростного вопля разгневанного Балтазара. Потеряв самообладание, он бросился на Михаила, вытащив из мантии наконечник копья, который бережно хранил, чтобы пронзить грудь Дьявола. Ангел Смерти, не имея права застрелить демона, дрался врукопашную, одну за другой отражая атаки Балтазара. Несмотря на то, что копье представляло для Михаила непосредственную опасность, будучи единственным оружием, способным лишить его жизни, мужчина и не думал спасовать и скрыться во тьме. Он уклонялся от выпадов демона, продолжал наносить удары, когда острие наконечника останавливалось у его лица и горла.
И Михаил был вознагражден за терпение. Поставив блок, он сумел выбить из рук Балтазара копье, укатившееся под стол, отчего демон вновь истошно завопил, бросился на Ангела Смерти и с силой ударил его об огромное окно, испещренное миллионами трещин. Удар головой со стороны Балтазара – и стекло затрещало, начав кое-где обрушиваться на улицу.

***

Пока мужчины бились, Александрия без сознания лежала на полу. Но превращение завершилось, шок прошел, и девушка впервые взглянула на мир новыми глазами, хоть зрелище было не из приятных. Еще не до конца придя в себя, Экс увидела, что Балтазар вот-вот может одержать верх над Михаилом.
Александрия судорожно осмотрелась по сторонам, пытаясь что-нибудь придумать, но взгляд ни за что не цеплялся. Ножки стола, стулья, осколки, кинжал. Едва заметив наконечник копья, Экс схватила его, еще не придумав, как его можно использовать.
Отнести Дьяволу? Александрию не пустят в зал.
Убить Балтазара? Он заметит Экс, прежде чем она приблизиться на метр.
Зарезаться и не мучиться? Пока что самый оптимальный вариант.
Черт! Что же делать? Зачем только Экс в это ввязалась?!
Точно. Договор. Они же искали договор.
Девушка достала из кармана пиджака смятый лист, развернула его и крепко сжала в руке наконечник копья.

***

Балтазар вцепился рукой в шею Михаила, пытаясь прижать его к стеклу, но Ангел Смерти все увереннее отдалялся от окна. И когда расстояние заметно увеличилось, за его спиной непроизвольно появились крылья.
Демон скривился в усмешке:
-Спрячь хвост, павлин. Умри достойно.
Балтазар сильнее сжал руку, но Михаил неожиданно нанес ему удар по лицу. Демон был дезориентирован, но стремился поскорее ответить, как вдруг с воплем прогнулся в спине, будто ему сломали позвоночник, и рухнул на колени.
Михаил увидел Александрию, держащую в одной руке копье Лонгина, а в другой обрывки магического договора.
В тот же миг сверкнула молния, и грянул гром. Девушка выронила наконечник, тяжело дыша. В кабинете, опутанном удушающей тишиной, появился Дьявол. Слепыми глазами он посмотрел на каждого, кто был в комнате и остановил прожигающий взор на дрожащей Александрии, которая, к ее счастью, не могла видеть Сатану.
Медленно шагая, он приблизился к Экс и потянулся к ее подбородку рукой, закованной в перчатку.
-Без рук, - остановил его Михаил.
-Ах да… - хриплым грубым голосом ответил Дьявол, а от каждого его слова веяло ледяным холодом. – И не дотронься до смертного, ибо он выбирает сам. Да, да, - Мефистофель приподнял подбородок Александрии набалдашником трости в виде змея, девушка ничего не видела, но чувствовала обжигающие до озноба прикосновения, отчего дрожала как осиновый лист и вот-вот могла вновь потерять сознание от страха.
-Ты украл у меня чудное дитя, Смерть, - Дьявол легко подтолкнул голову Экс, но девушка с силой отлетела в сторону и ударилась спиной о стул. Сатана снял перчатку, поднял клочки договора, лежавшие на полу, смял их в кулаке, на пол с его ладони полилась темная кровь.
Темный Владыка не спеша подошел к Балтазару, лежавшему ниц, вымаливая прощение, и, вцепившись в седоватые волосы, потянул демона вверх, до уровня живота.
-Равновесие, милый друг, нарушать не следует, - декламировал Мефистофель, глядя в пустоту. – Мир стоит на трех столпах, один из которых ты захотел разрушить, возжелав встать на мое место.
Балтазар закрыл глаза.
-Так вкуси же моей плоти, - Сатана прижал окровавленную ладонь ко рту демона. – Ощути себя частью Дьявола!
От капель крови, стекающих по лицу Балтазара, кожа дымилась и шипела, демон кричал, вопил сквозь руку Темного Владыки, хотел вырваться, но не мог даже пошевелиться. Чем глубже в тело проникала дьявольская кровь, тем отчаяннее были муки предателя. Дым, исходящий от тела демона, становился все сильнее и горячее, пока не превратился в пламя, разъедающее плоть.
Балтазар сгорел заживо, не оставив после себя даже пепла.
Вновь сверкнула молния, грянул гром.
Дьявол исчез, очутившись рядом с костяным троном в зале пришествия. И сев на мертвое изваяние, Сатана утвердил свое могущество, как и тысячи раз прежде.
В темном кабинете остались двое: Михаил и Александрия, и для них акт трагедии еще не был окончен.
-Что произошло? Что со мной? Я… Я… - часто дыша, вопрошала Экс, борясь с незнакомыми необъяснимыми чувствами, которые обрушились на девушку лавиной.
-Успокойся, - Михаил потянулся к Александрии, но пролетевшая мимо золотистая дымка заставила его остановиться. Мужчина посмотрел на девушку, буквально сходящую с ума. Сердце Экс бешено стучало, вены на висках пульсировали, глаза метались из стороны в сторону.
-Это просто страх, - продолжал Михаил, сохраняя дистанцию. – Передо мной. Это обычная реакция людей на Смерть.
-Ну а я то!.. – дрожа, девушка посмотрела на свои руки и вопрошающе взглянула на Михаила. – Но я же демон. А демоны не боятся. Демоны не боятся! Они не могут! Я не могу! Я не хочу! Не хочу… - по девичьим щекам катились несколько слезинок, невольно выпущенных из глаз. Экс отползла подальше, обхватив себя руками.
-Суккубы не боятся.
Михаил не мог смотреть на Александрию. Люди постоянно падали в обморок в его присутствии, разбегались, кричали, и Ангел Смерти привык к этому. Но он никогда не мучил их, находясь рядом и не отступая. Не пытал ни в чем не повинных людишек. А сейчас он именно так издевался над Экс.
Михаил сделал два шага вперед, но Александрия вскрикнула, сердце ее чуть не выпрыгнуло из груди. Перед Ангелом Смерти снова пронеслась золотистая дымка, клубясь и извиваясь, и превратилась в крылатого мужчину в белом одеянии, архангела, взмахом руки остановившего Михаила.
Мужчина, от которого исходило легкое свечение, подошел к Александрии, не способной увидеть неземную сущность, и встал позади девушки, отчего та постепенно пришла в себя, хотя все еще дрожала.
Она была жалкой, слабой. Она лишилась демонической грации, уверенности и силы. Исчез лукавый обольстительный взгляд. Рыжие локоны растрепались. Она прикасалась к полу всей стопой. Стала человечной. Человеком. Который боялся Смерти.
И это он сделал ее такой.
Михаил отвел от девушки взгляд и заметил рядом с худыми ножками наконечник копья Лонгина, забытый всеми. Он долго смотрел на нехитроумный прибор, успокаивая смерч мыслей в голове. И спустя долгие минуты размышлений Михаил вновь посмотрел на Александрию:
-Я лишил тебя сущности демона. И этим обрек на человеческую жизнь. А жизни и смерти не суждено существовать рядом.
Михаил приблизился к Александрии, которая была бледнее снега, и поднял кинжал, отчего девушка совсем обмякла.
-Ты просто не оставляешь мне выбора, - Ангел Смерти сжал в руке наконечник копья, лицо его было серьезным и решительным, Экс отодвинулась дальше, но архангел удерживал ее на месте, не давая отстраниться. Он должен был подвести обоих к важнейшему решению, которому суждено было стать судьбоносным.
И архангел терпеливо ждал, когда оно свершится.
-Отрежь мои крылья, - Михаил протянул испуганной Александрии кинжал. Экс долго смотрела на оружие, понимая, к чему приведет подобный шаг, поэтому она медлила, обдумывая каждую мелочь. Девушка вдумчиво и нерешительно разглядывала наконечник копья и сиявшие в ночи крылья Михаила.
Александрия посмотрела в глаза Ангела Смерти, доверившего ей свою судьбу, сделала тяжелый вдох и дрожащей рукой приняла копье, коснувшись холодной ладони Михаила.
Архангел, едва заметно улыбнувшись, дымкой переместился, оказавшись сбоку от мужчины и девушки, и возложил руки на головы Михаила и Александрии.


Жизнь нужно прожить так, чтобы было стыдно рассказывать, но приятно вспоминать
 
CrazZzy_BukaДата: Четверг, 30 Август 12, 12:59 | Сообщение # 16
Young Dreamer
Сообщений: 768
Награды: 38
Репутация: 18
Статус: Offline
Глава 13.

Начиная жизнь с чистого листа, не стоит забывать о том, что жизнь мы пишем маркером, отпечатки которого обязательно останутся на новом листе.
Неизвестный автор.


Каково это? Учиться жить заново, когда за спиной уже не один десяток лет, прожитый согласно иным законам? Когда прежняя жизненная философия оказывается не дееспособной в новых условиях. Когда ты обходился с людьми как с бесхозными вещами: играл и выбрасывал. Жил одним днем. Из всей гаммы чувств знал лишь гордость и удовольствие.
И вдруг тебя выгнали из любимого мира, выбросили на обочину жизни. Или ты ушел сам? Результат один - ты вновь ребенок, потерянный, робкий, ничего не знающий.
Но ты счастлив. Потому что мир открылся для тебя с другой стороны. Ты волнуешься, смущаешься, злишься, радуешься, грустишь, любишь.
Ты живешь.
Небо было затянуто тонкой серой пеленой. Асфальт еще не высох после дождя, и в воздухе пахло свежестью, разбавленной легкой каплей пыли. По улице туда-сюда сновали прохожие, большинство, завернувшись в теплые шарфы и держа в руках влажные зонты. С козырька над входом в здание небольшой частной клиники капала вода, неловко приземляясь на мужской ботинок.
Куря сигарету, Михаил закрыл глаза, целиком отдавшись наслаждению. Затяжка за затяжкой он вдыхал родной никотиновый дым. Но едва мужчина услышал шаги, заглянул в полупрозрачную дверь, выкинул подальше окурок, руками разогнал остатки дыма, поправил пальто и замер в ожидании.
Дверь распахнулась, и на улицу выбежала разгоряченная девушка. Ее огненные локоны пылали, согревая в непогожий осенний день. Невзирая на холод, она была одета по старой привычке - в короткое платье и пальто нараспашку, а на ножках - неизменные каблучки.
Александрия, увидев Михаила, широко улыбнулась и замерла на пару мгновений, прикусив нижнюю губу. Мужчина ждал ее ответа, но вместо этого, девушка вдруг сощурилась и стала принюхиваться к воздуху, после чего встала в недовольную позу, протянув к мужчине открытую ладонь. Михаил непонимающе пожал плечами, но Александрия не думала отступать, она гордо отвернулась в сторону.
Михаил усмехнулся, Александрия так долго мучилась, пытаясь соблазнить его чарами, что, отчаявшись, не заметила, как это произошло само собой. Мужчина открыл борт пиджака, и девушка, широко улыбнувшись, выхватила из внутреннего кармана пачку сигарет и кинула ее в урну.
-Так что? – поинтересовался Михаил. Александрия не в силах сдержать улыбку протянула ему маленький ультразвуковой снимок, в предвкушении задержав дыхание. Мужчина посмотрел на изображение, но, мало что поняв, спросил:
-Да?
Девушка молчала пару мгновений и потом закричала:
-Да!
Михаил подхватил свою амазонку на руки и крепко поцеловал в нежные губки, принадлежавшие теперь только ему.
После он заставил Александрию застегнуть пальто на все пуговицы и завязать на шее шарф, девушка отчаянно сопротивлялась, умоляла, хлопая большими кукольными глазками, но мужчина был непреклонен.
Они шли под руку и болтали обо всем на свете. Александрия, балуясь, иногда засматривалась на чужих парней и хищно облизывалась, но Михаил не злился, он лишь притягивал девушку ближе к себе, прощая невинные шалости.
Солнце уже село, когда они шли по оживленной улице, пестрившей десятками ярких вывесок и витрин. Александрия присматривала новую жертву для глупой игры, как вдруг засмотрелась на идущую навстречу девушку: длинноволосую, с полуулыбкой на алых устах, укутанную в дорогие меха. Михаил заметил перемену в лице Александрии, но лишь предположительно связал ее с увиденной девушкой.
Пана упорно смотрела в глаза бывшей подруги, но прошла мимо, не обронив ни слова. Александрия остановилась и обернулась, отпустив руку Михаила. На девичьем лице смешалось множество эмоций и чувств, а сердце беспокойно сжалось, пока она смотрела вслед прежней жизни. Девушка опустила глаза на мгновение и обернулась к спутнику, терпеливо ожидавшему ее решение.
Александрия улыбнулась и крепко сжала руку Михаила.


Жизнь нужно прожить так, чтобы было стыдно рассказывать, но приятно вспоминать
 
CrazZzy_BukaДата: Четверг, 30 Август 12, 13:00 | Сообщение # 17
Young Dreamer
Сообщений: 768
Награды: 38
Репутация: 18
Статус: Offline
THE END.
Надеюсь, вам понравилось, и чаю увидеть хоть один отзыв)


Жизнь нужно прожить так, чтобы было стыдно рассказывать, но приятно вспоминать
 
ViktorijaДата: Суббота, 01 Сентябрь 12, 14:13 | Сообщение # 18
Блуждающая во тьме
Сообщений: 1295
Награды: 43
Репутация: 24
Статус: Offline
CrazZzy_Buka, мне нравится очень. Пока дочитала до 9 главы.

Жизнь чудесна!!!
 
CrazZzy_BukaДата: Понедельник, 03 Сентябрь 12, 21:18 | Сообщение # 19
Young Dreamer
Сообщений: 768
Награды: 38
Репутация: 18
Статус: Offline
Viktorija, надеюсь, продолжение не разочарует)

Жизнь нужно прожить так, чтобы было стыдно рассказывать, но приятно вспоминать
 
CrazZzy_BukaДата: Воскресенье, 09 Сентябрь 12, 22:18 | Сообщение # 20
Young Dreamer
Сообщений: 768
Награды: 38
Репутация: 18
Статус: Offline
эй эй! человеки! подарите плачущему автору хоть мусипусечный малюсенький отзыв(

Жизнь нужно прожить так, чтобы было стыдно рассказывать, но приятно вспоминать
 
Форум » Творческий форум » Собственные произведения » Под покровом ночи
Страница 1 из 11
Поиск:

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
интернет-магазин книг
Copyright darkromance.ucoz.ru © 2017 | Design by Resistance_to_Ignorance, kuzka
Все материалы представлены лишь для ознакомительного просмотра. Скачав какой-либо материал с сайта вы обязуетесь удалить его после ознакомления
Бесплатный хостинг uCoz